• RU
  • BLR
Суббота, 18 Мая

ХОВАНЩИНА. НЕ ОПЕРА, НО ВОЕННАЯ ДРАМА. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Корреспонденты «БВ» съездили на Хованщину — место в Ивацевичском районе, куда в годы войны не ступала нога фашиста или полицая. Это финальная часть нашей трилогии про партизанский лагерь, в котором люди жили, любили, рожали детей. Сегодня мы расскажем о женской доле, лесной школе, партизанском меню и даже о «водоплавающих» коровах.

Женская доля

Отличие Хованщины от обычного партизанского отряда — внушительное количество женщин и детей. Многие из них по мере сил боролись с фашистами (о связных, диверсантах и радистах мы рассказывали в предыдущих номерах), но большинство всё же оставались мирными обитателями партизанской коммуны.

«Кто-то работал на кухне, кто-то в медсанчасти, кто-то учил детей в школе, — рассказывает научный сотрудник Ивацевичского историко-краеведческого музея Лада Галкина. — Партизанки вспоминали, что на кухне работать было очень тяжело, что они начинали с четырех-пяти и работали весь день. Но, как они сами говорили, они были молоды, надеялись на лучшее и приближали победу, ждали освобождения».

 

Леди в белых халатах

А еще Хованщина гордилась своей медсанчастью. Сначала это был небольшой шалаш, а потом под нужды пациентов и медиков даже небольшой домик построили. «Самой большой проблемой во время войны была нехватка медикаментов, перевязочного материала и инструментов, — объясняет главный хранитель фондов музея Марина Голуб. — Но выходили и из этого положения. Когда не хватало бинтов, в ход шли простыни, пододеяльники. Их стерилизовали и даже упаковывали в такую же стерильную бумагу».

 

Не забывали и про народные средства. Заканчивались антисептики — использовали мох, «травушки-муравушки» вроде ромашки и прочих целебных растений также практиковали в медицинских целях. Даже настоящие операции проводили. «Был случай, когда на боевом задании молодой партизан получил ранение в ногу, началась гангрена. Встал вопрос ампутации. И ее провели: парнишку уложили на стол, облили «першаком», еще и внутрь в качестве обезболивающего дали, — рассказывает про вынужденные меры анестезии Марина Голуб. — А операцию провели успешно. Парень выжил, выздоровел, и после войны приезжал сюда довольно часто».

 

Ученье — свет!

Была в партизанской коммуне и своя школа. В ней учились около полусотни ребят, и для них эта учеба была своего рода боевым заданием. Правда, каникулы, судя по всему, у школяров приходились на зиму, потому что размещались классы прямо под открытым небом.

Писчая бумага была в дефиците. Вместо тетрадей ученики использовали всё, что под руку попадалось — листочки из амбарных книг, фашистские листовки, сорванные со стен и столбов населенных пунктов. Чернила тоже были роскошью. «Когда их не хватало, брали кору ольхи, дуба. Вываривали всё это, добавляя ржавые гвозди, — передает сложность процесса директор Ивацевичского историко-краеведческого музея Раиса Горбач. — И вот таким раствором писали. Говорят, такие чернила довольно долго не выцветали».

Была и еще одна хитрость — песчаные тетради. «Изобрели ее именно здесь, — не без гордости демонстрирует нам хитроумную дощечку Раиса Горбач. — Здесь песка невозможно было найти — болото. Потому приносили его из деревень. Высыпали на дощечки-тетрадочки и писали вот такими перышками. Как у взрослых партизан был кисет с табаком, так и у детей был мешочек с песочком».

По словам краеведа, уроки длились по 45 минут. Вместо звонка — будильник. Математика, белорусский и русский языки, литература — это обязательный минимум. А в довесок — пение, которое детям даже настроение поднимало.

Кстати, песни тех лет на Хованщине можно услышать и сегодня. Экскурсантов, которые приезжают на эту землю, рассаживают за парты, раздают листочки с текстами, и вот уже меж деревьев разносится эхо «Катюши» или «Орленка». Такое вот лесное караоке.

 

Каша из топора

«Конечно, партизанская кухня — отдельная история. Чаще было пусто, чем густо, — не скрывает научный сотрудник музея Лада Галкина. — Но были и какие-то праздники, были удачные налеты на немецкие обозы… Но в основном, конечно, еда была самая непритязательная. Поэтому в нашем партизанском меню — щи из крапивы, кулеш из пшена — это основа».

Раиса Горбач тем временем рассказывает о другом важном эпизоде партизанской саги. «Очень тяжелый 44-й год был. Фашисты яростно сопротивлялись, Красная армия гнала их с нашей земли. И все уже твердо были уверены в том, что вот-вот наступит мирное время. А весна… Всем хотелось отсеяться: посадить картофель, зерно, чтоб потом не голодать. И в этом им помогали партизаны. Все, кто мог, у кого была возможность. Это даже не столько был приказ руководства, сколько реальное желание души человека. Поскольку реально понимали, что фашист уйдет, а время может быть упущено. Поэтому апрель-май все старались отсеяться. И посевная прошла успешно!»

— Но ведь ни лошадей не было, ни какой-то тягловой силы… Как?

— Сами впрягались. Если в партизанском отряде были лошади, то помогали лошадьми, особенно сожженным деревням. А то впрягались сами и пахали землю. И немцы всячески препятствовали: отбирали посевной материал у жителей, пытались сжечь, например. Но партизаны отбивали семена и возвращали их своим землякам.

 

К слову, на Хованщине посетителям и сейчас предлагают приготовить что-нибудь из партизанского меню. Ирине Фёдоровой из «БВ» повезло: с ней провели мастер-класс по приготовлению лепешек с крапивой. Из ингредиентов — мука, которую вручную мололи на местной мукомольне, простокваша, щепотка соли и, собственно, сама крапива.

— Возникает вопрос: откуда в партизанском лагере посреди болота молоко? — спрашивает наша Ирина у связной бабы Раи.

— Были коровы. И даже козы! Удивительным образом их перевозили на лодках через канал, который был со стороны Берёзовского района. Там были выставлены две линии обороны, чтобы по водному каналу немцы не могли попасть на острова. И вот таким путем перевозили коров и коз.

— Перевозили в лодках?! Как-то связывали, может?

— Нет. Коровы были так привычны и приучены, что спокойно переносили переправу. Расскажу про еще одну деталь. Мы-то с вами наши лепешки сейчас посолим, а вот в годы войны соль была настоящей роскошью. Партизаны чаще всего ели такие лепешки пресными.

А еще Раиса Горбач рассказала, что в походах и вылазках партизаны могли поджарить еду прямо на лопате. Было бы чем «подмаслить»: маслице или сало тоже было не сыскать…

 

 

Рецепт лепешек «хованских-партизанских»:

  • 6 ложек муки,
  • 0,5 литра простокваши или сыворотки,
  • 2-3 жменьки крапивы,
  • масло, соль (при наличии и по вкусу).

Жарить на костре до готовности.

 

Вместо послесловия

— Раиса Ивановна, каково Ваше мнение: посетители уезжают отсюда немножко другими?

— Однозначно, другими!

— Какие в основном эмоции вы у них замечаете?

— Удивление. Какое-то немножко недоверие. Потом — шоковое состояние. А потом детали этого места каждый пропускает через себя… Потому что на генетическом уровне у нас есть особая память — память предков. И она в этом месте оживает. Даже если очень глубоко была спрятана.

 

…Когда мы уже покидали лагерь, его хозяева готовились принимать очередных гостей. Их здесь стало довольно много. Только в прошлом году 19 тысяч человек приезжало. Люди сюда тянутся. Значит, память реально жива.

Владислав ГРИБАНОВ, «БВ»