• RU
  • BLR
Суббота, 18 Мая

ОТ ОБИДЫ — К МИЛОСТИ

Последний день перед Великим постом называется Прощеным воскресеньем. В 2024 году оно приходится 17 марта.

В этот день в храмах читаются слова Христа: «Если вы не простите от сердца прегрешений друг другу, и Отец ваш Небесный не простит вам прегрешений ваших».

В нашем восприятии Прощеного воскресенья есть одна опасность — его формализация. Обычай просить прощения перед началом поста стал настолько привычным, что мы порой не осмысливаем происходящее, заученно отвечая на просьбу человека о прощении: «Бог простит, я прощаю. Прости и ты меня». При этом думая о том, что до наступления следующего дня надо бы еще успеть заговеться блинами.

На самом же деле чин прощения тесно связан с памятью о смерти. Он имеет древнее происхождение и возник в среде египетских монахов. Великим постом, для того чтобы усилить молитвенный подвиг, в тишине и сосредоточенности на Боге подготовиться к встрече Пасхи, они удалялись из монастыря в пустыню, скрывались в пещерах и там в уединении проводили весь пост. И это было небезопасно для жизни, поскольку из пустыни некоторые не возвращались. Кого-то растерзали дикие звери или убили разбойники, кто-то не выдержал строгости поста и умер от старости. Поэтому, уходя в пустыню, монахи-подвижники испрашивали у братии прощения обид.

Прощение — одна из главных заповедей Священного Писания и одна из отправных точек духовной жизни. Но что такое прощение? Можно ли думать, что простил, а на самом деле не простить? Ведь бывает так, что проходят годы после конфликта, и вроде бы с человеком примирился — но ты вдруг понимаешь, что обида продолжает жить внутри тебя. Или, например, тебя обидели, а ты простил вроде — но боль осталась, и ты живешь с ней, и не можешь не понимать, что боль причинил конкретный человек, которого ты вроде и простил. Прощение ли это? Или настоящее прощение придет тогда, когда рана затянется? Желание прощения приравнивается к самому прощению или нет? А если как будто простил, но отношения разрушены, и ты не хочешь уже с человеком общаться, и он с тобой тоже — это прощение?

Все эти вопросы встают перед нами некоторой стеной. Действительно, почти все мы носим в себе какие-то неизжитые обиды. Они дремлют где-то в дебрях сознания,  в глубинах души. Вытащить их из сердца бывает сложно, потому что непрощение относится к тем грехам, которые очень трудно увидеть. Митрополит Антоний Сурожский однажды сказал о прощении интересную вещь: «Прошлое не проходит». Прошлое останется для нас настоящим, пока оно не изжито.

Если говорить о прощении как о чем-то таком, что меняет жизнь, то простить — значит полностью изжить обиду в себе. И это не дело одного мгновения, когда мы произносим: «Прощаю». Прощение — долгий процесс, мучительная борьба, иногда даже дело всей жизни. Наверное, начало этого пути — в желании простить.

А если поставить вопрос совсем по-другому: что значит быть прощенным? Мы чаще всего по своему эгоизму думаем только о себе — о том, как бы нам простить. Но не менее важный вопрос: если меня простили, что это значит?

Митрополит Антоний предлагает такой ответ: «Это всегда значит, что кто-то тебя достаточно полюбил, чтобы взять на себя твой грех и его изжить в себе. Поэтому мы должны быть готовы смириться, принять это целительное унижение. И только если мы можем его принять всем сердцем, всем сознанием своим, мы можем быть исцелены».

Прощение открывает путь к удивительному таинству, о котором писал Иоанн Златоуст — «таинству брата». И не познавший это таинство вряд ли узнает тайну будущего века, где все простили всем всё. Прощать нужно независимо от количества и тяжести нанесенных обид. Это заповедал нам Сам Господь, отвечая на вопрос апостола Петра: «Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз».

Христианское прощение — это не пассивность или слабость. Оно в высшей степени энергично и активно, это подвиг.