• RU
  • BLR
Четверг, 25 Июля

ВОСПОМИНАНИЯ БЕЗ НОСТАЛЬГИИ. ЗУБ ДАЮ!

«А чушпанов у нас не было». Честные слова о «Слове пацана» .

Кто только не высказывался уже об этом сериале. Добавлю и я. Период уличных баталий, наподобие тех, что происходят в «Слове пацана», зацепил меня самым краем, но в память врезался накрепко. Сериал воспоминания освежил…

Сборы, стрелки, сходняки

Город, в котором я родился и рос, хоть и имел всего около двадцати тысяч населения, но районами-кварталами был изрезан густо. Колос, Пятак, Городок, Дуракендия, Сабиловка — это основные вечно враждующие стороны. А в каждой еще по несколько микробригад, которые по сигналу «старших» собирались в «толпу» и шли на «сбор» — бессмысленную и очень даже беспощадную массовую драку. «Сборы» проходили с завидной регулярностью. В конце 80-х чуть ли не каждую неделю, потом, когда поприжала милиция, периодичность пошла на спад. На стадионах и пустырях пацаны с азартом и нередкими увечьями лупились стенка на стенку. «Павших на поле боя» люто не били: этакое благородство. Дрогнувших и побежавших, если догоняли, пинали со всей пролетарской ненавистью — трусость была не в чести.

Сам на «сбор» попал лишь однажды, под самый закат этого «движа». Отделался легко: едва схлестнулись в драке, благополучно отхватил от кого-то дрыном по голове, потому смирно лежал в травушке-муравушке, пока шла битва. Нам тогда знатно, кстати, прилетело. «Старшие», обговаривая детали «стрелки», что-то напутали. Мы, «обломки», как нас называли в городе, пришли с пустыми руками, а «колосята» с кастетами и арматурой. Были б это пацаны с Пятака, они б подручные средства отложили — дрались бы на равных. Это еще одна деталь пацанского этикета. Но парни с Колоса никогда тактом не отличались. Мы тогда еще долго раны зализывали…

Пацанские будни

Того «сбора» мне хватило с лихвой. От остальных (их, кстати, потом немного и было) старался отмазаться. Бывало, врал, что родители под домашний арест посадили. Было страшно, что пацаны уловки раскусят. Но еще меньше хотелось снова харкаться кровью от побоев.

Правда, и локальных драк хватало. «Слово пацана» не врет — в чужом районе подросток огребал автоматически. Просто потому, что не местный. Дежурный вопрос «с какого района?», а потом прилетало. Интенсивность бития зависела от настроения и бодрости оппонентов. И да — если провожал девушку, не трогали. Будто и не замечали. Но на обратном пути поджидали. Это уж обязательно. А там: «с какого района?» — и по накатанной. Если соперников было двое-трое, можно было попытаться «дать отмашку». Если больше — просто закрывайся: целее будешь. Еще почему-то в таких случаях не считалось зазорным бить лежачего. Пинали, будь здоров.

Горькая правда

Так что во многом правдив сериал, спорить не буду. Вот только не договаривает многого. Ну не могут пока кинематографисты передать тупую боль заживающей свернутой в драке скулы. Не в силах выразить вонь и заплесневелость подвальных «камор», в которых мы тусовались, не выразят серость стен и тусклость лампочки-«сороковки» под потолком. Не даст сериал ощутить горечь и крепость «Астры» или «Беломора» (у нас в отличие от героев фильма, курили все поголовно, «мальков» за это не гоняли). Не покажет всей отвратительности вкуса «палёного» алкоголя под украденную «закатку».

А главное, ну вот лично для меня, это неспособность фильма показать реальную опустошенность, когда люди гибнут. Два Лёхи — Золотой и Голова, Даня, Старый, Витал. Это все настоящие пацаны, которых я знал. И которых больше нет. Двоих зарезали, у одного случился передоз, еще один не оклемался после пьяной драки, а тот угорел, заснув с сигаретой. Они уходили не сразу, их не стало, когда я уже уехал из города. Но смерть нашли исключительно из-за «пацанского» образа жизни.

Это я везунчиком оказался: отец после очередного моего привода в милицию взялся за сына жесточайшим образом. И из дома не вылезал неделями, и учителя по отцовской просьбе сразу же сообщали об отсутствии на уроках. Выбрался, в общем, из ямы. Большинство же из моего близкого круга в почти двадцать человек (те, кто выжил, как говорится) неоднократно судимые, спившиеся, опустившиеся люди. Исключений всего пару.

А ведь чушпанов среди нас, действительно, тогда не было. Мы были свято в этом уверены…

 

Владислав Грибанов, «БВ»