Каждую вторую кражу раскрывают на Брестчине

394 просмотра 0 комментариев

В прошлом году за первое полугодие совершено 1888 краж, а в этом – 1634, что на 254 факта меньше. Раскрываемость составила 55 процентов.

«Это значительный процент раскрытия», – сказал старший оперуполномоченный по особо важным делам управления угрозыска криминальной милиции УВД облисполкома подполковник Владимир Николаев. Бывают кражи из автомобилей, квартирные кражи и кражи из жилого дома. Каждая из них образует свои составы, но отдел по раскрытию имущественных преступлений специализируется в основном на более «квалифицированных» кражах: квартирных, кражах госимущества и из магазинов.

Воровали лошадей и бычков

Иногда объектом посягательства злоумышленников становятся животные. Так, в прошлом году в Каменецком и Берёзовском районах участились случаи похищения крупного рогатого скота. Расследованием этого преступления сотрудники отдела по раскрытию имущественных преступлений занимались вместе с коллегами из территориальных подразделений.

«Мы установили группу жителей Кобрина, которые занимались скупкой мяса. Мужчины решили, что скупать мясо и перепродавать его – это небольшой заработок, поэтому познакомились с двумя молодыми людьми, которые воровали лошадей и молодых бычков с комплекса. Далее преступники вместе разделывали животных в лесу и везли мясо для перепродажи на скупки в Барановичи и Минск. Так мясо попадало на стол к потребителям. Похитители задержаны», – рассказал Николаев.

По-прежнему актуальны и квартирные кражи. Таковых на территории Брестской области совершено за шесть месяцев года 557, что на 143 факта меньше, чем за аналогичный период прошлого. Тенденция по раскрытию квартирных краж повышается. По 400 кражам лица установлены, что составляет 71,8 процента раскрытия преступлений.

Ядохимикаты и малиновые кусты

Одним из громких преступлений прошлого года стала кража ядохимикатов на предприятии «Каленковичи» в Каменецком районе на 50 тысяч рублей. «Кража произошла в мае, в конце года установили и задержали преступников, частично изъяли ядохимикаты», – отметил наш собеседник.

Тяжкие преступления совершали и в Дрогичинском районе, где на протяжении нескольких лет происходила кража кустов клубники и малины. В этом районе многие занимаются сельским хозяйством, фермерством, выращивают ягоды. Местные жители выращивают малину, которая у них появляется уже в мае, когда у других в это время только вырастают листики. Соответственно, стоимость этих кустов значительно повышается.

«Один из тех, кто выращивал ягоды, пополнял свои угодья тем, что воровал у других фермеров кусты малины и клубники на крупную сумму. Преступление было тщательно спланировано, мужчина нашёл сообщников в другом регионе, и вместе они совершали кражи», – поделился подробностями Николаев.

Поджог ради кражи

Серьёзная кража совершена в Ганцевичском районе в начале мая. У мужчины похитили 196 тысяч долларов, которые находились дома в шкафу.
«Чтобы заполучить деньги, преступники выманили потерпевшего из дома, совершив поджог сарая тёщи на другом конце деревни. В два часа ночи мужчина вместе с супругой поехал помогать родственнице, а дети потерпевшего были в Минске. В это время преступники проникли в дом и совершили кражу».
Лица установлены, и факт преступления раскрыт, но до сих пор мужчины не задержаны и у них большая сумма денег.

Обокрали коллекционера

Недавно раскрыли кражу в Пружанском районе. Мужчина, который имел вид на жительство в Германии, скупил в Пружанском районе на хуторе несколько домов. Он пытался заниматься фермерством – разводил живность, но попытки не увенчались успехом. Ко всему прочему, потерпевший был коллекционером – привозил из Германии монеты, сабли, старинные вещи, разную утварь. Всё находилось в скупленных домах. Коллекционер часто уезжал в Германию. Этим воспользовались жители Бреста, которые были знакомы с ним.

«Однажды они украли велосипеды, лодки, косы, бензопилы. Лица установлены, всё похищенное возвращено владельцу, а преступники задержаны», – сказал милиционер.

На чужом опыте

Николаев уверен, что каждое преступление уникально, и, чтобы установить личность человека, который пошёл на это, нужен своеобразный подход. «Нет стандартного плана по поимке преступника, потому что ко всем людям нельзя применить один и тот же метод», – подчеркнул он.

Иногда преступники ходят в суды на все громкие дела, видят, как доказывают виновность преступников. Часть системы правосудия и доказательства следствия выстроены таким образом, что суды зачастую открыты. «Нередко нужно даже рассекречивать некоторые наши методы оперативно-розыскных мероприятий, чтобы дело рассмотрели в суде и преступники получили свои сроки».

Всё это, конечно, делается по законодательству, потому что есть такой порядок. Лица, запланировавшие преступления, всё внимательно слушают, запоминают, и потом сильно усложняется раскрытие других преступлений.

Владимир Николаев подчеркнул, что часто ДТП, хулиганства, даже бытовые убийства раскрываются гораздо проще, чем кражи, потому что к таким преступлениям не готовятся, а всё происходит на почве ссор и без четкого плана. «Никто не обращает в таких случаях внимания на меры предосторожности, чтобы в дальнейшем не установили того, кто совершил преступление. А крадет человек тайно. К этому тщательно готовятся, изучают весь процесс доказательств преступления по другим эпизодам, пытаются обойти это и избежать наказания. Поэтому каждый раз нам при раскрытии преступления надо что-нибудь придумывать, чтобы всё-таки найти преступника», – отметил Николаев.

Личный метод

Есть у Владимира Николаева и свои профессиональные секреты. «Меня всегда восхищал детективный метод раскрытия преступлений, которым владели сотрудники уголовного розыска старого поколения. Когда по телефону раскрывали преступления, то, позвонив нескольким, они уже знали, кто и что совершил».
Старший оперуполномоченный по особо важным делам признался, что тоже стремился к такому, был одержим этой идеей.

«Когда сотрудники просто отправляли какой-нибудь запрос по каналам нашей ведомственной почты, я брал этот запрос и приезжал к исполнителю в любую организацию. Благодаря этому стал знать многих людей. В дальнейшем, когда мои коллеги отправляли запрос и ждали от недели до месяца, я направлял запрос, звонил, представлялся и получал информацию, которая была нужна для оперативного раскрытия преступления – в течение нескольких часов».

Как правило, сотрудники угрозыска знают гораздо больше про обстоятельства преступления и того, кто их совершил, но не хватает доказательной базы, чтобы выявить виновность.

«Чтобы не спугнуть преступника, когда тот видит, что у него всё получилось, его никто не беспокоит, и человек думает, что всё хорошо. В таком случае он идёт на следующее преступление и где-то ошибается. В результате сотрудники представляют доказательства уже по целому ряду преступлений. Получается своеобразная игра, очень интересная и увлекательная – сидеть и думать, где он мог оставить следы. Это делается для того, чтобы разыскать преступника. Но такой метод работы надо заранее планировать и всё чётко продумывать», – рассказал оперативник.

По материалам УВД Брестского облисполкома Андрей НИКОЛЬСКИЙ

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Вторник , 04 Декабря , 2018   13 : 45

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос