Воины-афганцы встретились за хирургическим столом в Бресте

174 просмотра 0 комментариев

Один из них стоял со скальпелем, другой – лежал на столе, ожидая замены тазобедренного сустава. А третий сейчас описывает их встречу…
Произошла она в минувший четверг в хирургическом отделении центральной городской больницы, в новом красивом здании у реки. Безупречная чистота коридоров, а из окна – отличный вид на Мухавец. Сергей Николаевич явно уставший, в этот день у него уже была операция. Поэтому он сказал кратко:

– Что вы хотите знать?
– В каком полку служили? – спросил я.
– В 317-м парашютно-десантном полку.
– И я…

Да, это была большая неожиданность: молодой лейтенант медицинской службы Сергей Подуто служил в Афганистане, что называется, «по первому кругу». То есть входил, а точнее, влетал туда в числе первых, в составе Витебской десантной дивизии. Поэтому естественно спросить, как там было четырьмя годами ранее. Вот фраза из его рассказа: «Полковой медицинский пункт занимал единственное стационарное здание, все остальные жили в палатках, под ливанскими кедрами». Чтобы понять эту фразу, сначала надо уяснить, что это за место. Найдите в Интернете на гугл-карте объект «Afghanistan, Kabul, Arg». Это президентский дворец в центре города. А за его стенами на открытой площадке и поставили палатки 317-го парашютно-десантного полка. Зима в палатках – это такой «военный туризм», непередаваемые ощущения! И ливанские кедры там росли, с густой кроной, а вдоль дорожек текли арыки, в которых летом можно было поймать аквариумных рыбок гуппи.

Полк охранял внешний периметр президентского дворца, а один из батальонов – и внутренний. Относительно медицинской части полковой жизни Сергей Николаевич вспомнил жесткую работу по профилактике инфекционных заболеваний: гепатит и брюшной тиф могут косить ряды солдат посильнее пуль и осколков.

Вспомнил он и бой 3-го батальона в провинции Асадабад. Это был первый бой Советской армии в горно-пустынной местности в послевоенный период и первая боевая высадка с вертолётов в горах. Это был жестокий урок – 37 погибших и 26 раненых. Вообще, Афганская война сильно встряхнула армию, которая воспитывалась как наследница больших побед в Великой Отечественной войне. Героизм дедов не избавляет внуков от обучения искусству войны в новых условиях. А для военной медицины эта война стала источником практического опыта. Как рассказал Сергей Подуто, практически все молодые врачи прошли через Афганистан, своими руками «чиня» всевозможные боевые травмы.

После службы в Афганистане была Военно-медицинская академия, затем – Группа советских войск в Германии. В «Медицинском вестнике» за позапрошлый год есть интереснейшая статья о том, как в его руки хирурга попал Владимир Винокур. Но в ней не приведены слова самого артиста о том случае. Поэтому процитирую его согласно другому источнику: «…у меня вывих из таза левой ноги, на правой – перелом бедра. Болевой шок, я ничего не соображаю. Подбежал мой директор, сегодня известный продюсер Александр Достман, вытащил меня из машины, вырвал прямо с сидением. Через несколько минут из ближайшей деревни Рансдорф приехала «скорая». Спустя два дня ночью мне сделали операцию, прилетел Кобзон. Врачи говорят: «Правой ноге – капут, надо отрезать!» Немцы настаивали на ампутации. Я попросил Иосифа: «Пусть меня заберут наши военные, даже если исход неприятный, пусть лучше у нас отрежут». А мне немцы уже просверлили дырку в ноге, вытяжку сделали... В общем, наши военные – огромное им спасибо! – меня по частям сложили, и через три с половиной месяца я встал на костыли…»

Теперь вы поняли, чем занимается подполковник запаса, врач высшей квалификационной категории Сергей Подуто в центральной городской больнице Бреста. Теперь пойдём в палату к другому «афганцу»…
Сержант на «Шилке»
Худощавый усатый мужчина лежит на койке и улыбается, увидев вошедшего доктора. Тот спрашивает о самочувствии (это послеоперационная палата). Позже Сергей Николаевич объяснил, что реабилитация должна проходить под контролем врачей – так пациент, что называется, быстрее станет в строй. А Виталий Янчук лежал на койке и счастливо улыбался, ведь после замены тазобедренного сустава он уже оправился и готовится к выписке. На вопрос, где служил, он ответил так: «Сержант запаса. Ездил на «Шилке», служил в Кундузе, ездил в колоннах, в августе 1984-го демобилизовался. Имел лёгкое ранение».

Как не вспомнить эту четырёхствольную шайтан-машину. Если она сопровождала колонну машин на горных дорогах – противник не высовывался. На вопрос, что интересного помнит, Виталий Васильевич пожал плечами. Вот так оно и бывает: мы ждем от «афганцев» красочных рассказов, а парень в свое время честно отсидел в боевой машине, поэтому никто и не напал. И рассказать нечего. Зато своей непримечательной службой уберёг много жизней.

Добавим, что на протезирование Виталий попал вне очереди, как воин-афганец. По моему мнению, это единственная из льгот, которая сейчас имеет какой-то вес. Но лучше бы необходимости ей пользоваться не возникало.

К сожалению, восприятие той войны и льгот ветеранам сейчас сильно искажено как старыми идеологическими штампами, так и сознательным очернением нашей истории со стороны наших же геополитических противников.

На мой взгляд, самое неудачное и вредное словосочетание – «интернациональный долг». Если говорить о долгах, то СССР в двадцать предвоенных лет вложил огромные деньги в развитие промышленности и инфраструктуры Афганистана. Сотни миллионов долларов. Заводы, разведанные месторождения полезных ископаемых. До сих пор Кабул освещается от электростанции, построенной советскими специалистами. А за право добывать медь, уран и литий там до сих пор бьются, и конца этому не видно. На 1984 год, когда служил там Виталий, должен был приходиться срок возврата огромных кредитов, выданных на модернизацию Афганистана, но это стало годом роста боёв. Наша страна, говоря современным языком, защищала свои инвестиции, и этого не нужно стыдиться. Посмотрите, что творится на нефтеносном юге: за доступ к ресурсам сметают правительства и разносят вдребезги государства. Даже в Евросоюз не примут, пока не вступишь в НАТО и не разместишь чужие войска на своей территории как страховку возврата вложенных инвестиций.

Ну а что касается «долга», так это не наши солдаты и офицеры были кому-то должны, а государство. Льготы – отсроченная плата за военную службу и риск погибнуть или вернуться искалеченным.
Цена сустава и труда врачей
Когда беседовали в палате, врач упомянул, что Виталий Васильевич нарушал лечебный режим. Проснулся старый рефлекс, и я строго попросил пациента: «Товарищ сержант, не делайте так больше».

А когда выходили из палаты, один из пациентов спросил: «Доктор, а не могли бы вы объяснить, чем отличается инфаркт от инсульта?»
Доктор отшутился, – представляю, сколько раз за его службу в армии, работу сначала в военном госпитале в Бресте, потом в ЦГБ спрашивали об этом. Увы, взрослые люди порой не знают элементарных вещей и попадают на больничную койку из-за неправильного поведения и питания.

Рассказывая, что приводит к необходимости менять коленный или тазобедренный сустав, Сергей Николаевич с горечью говорил и об избыточном весе, и о вредных привычках, которые создают лишнюю нагрузку на «шарниры». Развивать тему не будем: информации по ней сколько угодно. Проблема в том, чтобы она доходила до ума и меняла привычки людей. Знания, которые не меняют поведение, проходят мимо.

Уже после беседы я стал наводить справки: сколько стоит такая операция в разных странах. Для граждан Беларуси она бесплатна – мы социально ориентированное государство. Но рыночная цена операции, без указания конкретных клиник и городов, – от 4 до 6 тысяч долларов. На больничную койку могут привести заболевания, которые от конкретного человека не зависят – так уж выпало ему. Но есть и другое.

Представьте себе: живет человек своей жизнью, неправильным питанием набирает излишний вес, неправильными напитками вымывает кальций из костей, не любит гулять… А потом – раз, перелом шейки бедра или сустав стёрся. В результате государство «выставили» на тысячи долларов, включая цену суставов и труда врачей. Про заработные платы хирургов я из деликатности спрашивать не стал, потому как представил, сколько стоит его подготовка и опыт, когда за плечами сотни операций. В общем, граждане, старайтесь вести себя правильно.

Мы уже собрались уходить, и тут Виталий на костылях бодро вышел из палаты, и мы втроём сфотографировались.

Валерий ЦАПКОВ
Фото Юрия МАКАРЧУКА

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Пятница , 22 , 2017   22 : 24

ОНЛАЙН-ГАЗЕТА

Лента новостей
Опрос