Сад Сарвера. Прошлое популярного места отдыха брестчан

514 просмотров 0 комментариев

Работники ЖКХ за свои средства обустраивают бывший Городской сад, где уже проложены дорожки, установлены оригинальные фонари  и лавочки.

Автор фото: Юрий МАКАРЧУК
«Брестводоканал» приводит в порядок башню, которая сохранилась с той поры, когда брестчане получали воду из артезианской скважины, а большая часть парка считалась санитарной водоохранной зоной.

Случайное письмо

Читателям будут интересны воспоминания — исторический экскурс о том, что же на этой территории было при Польше. Случайно наткнулся на письмо, которое написал в 2005 году Михаил Монтвилов брестчанке Валентине Шапук.

Цитируем: «Когда я был учеником в гимназии «во времена оно», мы иногда бегали, «гуляли», как Ты знаешь, по городу. И я с мальчишками забегали в городской сад, называвшийся тогда «Сарвера». А там посещали ещё сохранившуюся и в «польское» время «горку Суворова», где-то совсем в глубине сада тогда. Теперь этот сад называется, кажется, Пограничников, он около собора. Да Ты его, думаю, тоже помнишь, по «польским» временам. Так вот, есть ли ещё сегодня этот холмик, насыпанный, по преданию, солдатами Суворова, когда он «укрощал» польское восстание и разбивал какой-то польский отряд под Брестом. Знаю, что какие-то воспоминания о Суворове (музей и ещё что-то) есть в Кобрине. Меня же интересует только этот холмик в бывшем саду Сарвера. Я очень хорошо понимаю, что мой вопрос глупый. А для меня и такая ерунда связана с воспоминаниями о моём детстве, о моём старом детском городе Брест. Я хорошо понял, когда последний раз был там у вас, что на старорежимный город сегодняшним жителям Бреста просто наплевать. Брест для них существует, ТОЛЬКО начиная с сентября 1939 года. Ну а я всё ещё старый дореволюционный житель. Поэтому и интересуюсь всякой ерундой».

Монтвилов называет Городской сад садом Сарвера, хотя, по другой информации Михаил Сарвер владел кинотеатром не на территории сада. Возможно, он занимался антрепризой, выступавшей в Городском саду. Но это одна из версий. Также надо пояснить, что Монтвилов в пору своей юности, как и многие учащиеся Брестской русской гимназии, придерживался пророссийских монархических взглядов. В пику польским властям отмечали день рождения Суворова и так далее. Кстати, на плане, нарисованном арендатором Городского сада Ароном Фогелем в 1889 году, кроме театра, цирка, буфета, эстрады, сторожки, клуба и дорожек, есть холмик с закрученными по спирали ступеньками, которые ведут к вершине. Впрочем, версия, что солдаты Суворова насыпали в городском саду курган, весьма сомнительна.

А вот что узнал писатель и журналист Николай Александров о людях, про которых идёт речь в статье:

Друг Мессинга

Отец Михаила Сарвера Абрам Сарвер основал один из первых кинотеатров Бреста — «Лотос», он располагался на нынешней улице Свердлова. В польское время заведение называлось «Театр Сарвера». Михаил Абрамович стал продолжателем отцовского дела, до 1939-го.

Старожилы помнят его по послевоенным годам, это был уникум. Дружил с Вольфом Мессингом, был мастером шуток и «гением места». Оставался шалопаем, озорником и жуиром до самой смерти. Вот что о нём вспоминает Борис Бухтеев, мой добрый друг и собеседник: «В Бресте при Польше были две православные церкви, два костела, две синагоги — и два публичных дома: один для богатых, другой для бедных. Про Сарвера говорили, что он ходил в оба. Мне однажды Михаил Абрамович сказал: «Ты знаешь, я бы хотел умереть в 93 года в постели с барышней. В 93, потому что уже не жалко умирать, в постели с барышней — чтобы сказали: такой старый, а ещё может!»

Михаил Абрамович уцелел потому, что как раз перед 22 июня 1941 года его отправили сопровождать от филармонии гастрольную группу. Были они в Пружанах, когда война началась. С воинским эшелоном эвакуировали и артистов, и Сарвера.

Вернувшись после войны в Брест, он работал в Доме народного творчества у Важенина. Жить ему было негде, и он некоторое время снимал угол у школьной уборщицы. Было ей около семидесяти, а она, когда убирала классы, поднимала парту одной левой. Михаил Абрамович говорил мне, что при Польше она работала вышибалой в публичном доме.

Я сам видел у него приглашение на выезд в Израиль с подписью Бегина. Дело в том, что при Польше он преподавал Бегину ораторское искусство. Они дружили. Но Михаил Абрамович не покинул родной Брест.

Сарвер был аристократом. Носил постоянно бабочку или галстук. Шляпа была его непременным атрибутом. Шёл по улице, раскланиваясь и приподнимая её. Где-то во Франции жили его родственники, которые время от времени присылали ему посылки. Он и сам однажды умудрился туда поехать, И это при «железном занавесе»! Привёз нашему музыканту Лёне Ратнеру трубу. Тот обалдел от такого королевского дара…»

Михаил Монтвилов — инженер, педагог и историк

Родился Михаил Монтвилов (на снимке) в 1914 году в Константинополе в семье военного переводчика Виктора Монтвилова, уроженца Брест-Литовска, расстрелянного в 1920 большевиками в Феодосии. Бабушка разыскала трёхлетнего сироту в Тифлисе и привезла на Родину отца в Брест, где он в 1932 году окончил Русскую гимназию. Потом учился в Варшавском политехническом институте и стал инженером-гидротехником. В 1944-м его депортировали в Дахау, откуда потом освободили американцы. После судьба закинула его в Марокко, он стал французским гражданином. В 1956 году переехал в город Ним, до 1979-го работал по специальности в разных частях света, преподавал русский язык и литературу в университете в соседнем Монпелье.

Выйдя на пенсию, начал писать историю Брестской гимназии. Его книгу издали, а собственный архив не погиб: уцелели и документы, и фотографии. Архив, по завещанию Монтвилова, передали в областной краеведческий музей Бреста.

Юрий МАКАРЧУК
Понедельник , 01 Июля , 2019   10 : 10

Лента новостей








Опрос