О шизофрении из первых уст: "“Им хочется быть нами. А нами быть не хочется даже нам”.

63 просмотра 0 комментариев

Жутковатый рассказ мужественного человека.  

Мы не называем его имени. И даже не спрашивали: "А можно ли...". Герой следующего интервью - знакомый корреспондентки "БВ". Только поэтому он согласился рассказать о том, чем обычно не делятся. Он шизофреник и с этим живет. Как? Мы спросили.


–Когда Вам поставили диагноз?

–Примерно 4 года назад. Мне тогда было 22.

–Как проявились первые признаки болезни?

– Довольно странно, если в этом случае мы вообще можем ставить границы «странного». У меня резко заломило все тело, ощущение, что по венам не кровь текла, а... стекло: резь в венах. Стало жарко, и последнее, что я помню, это как набираю ванну. Очнулся уже, когда ко мне ломились в дверь медики. Оказалось, что я сам позвонил на общереспубликанскую линию, откуда меня перенаправили в область, а затем в город. Получается, что самостоятельно вызвал себе помощь. Потом долгие тесты, проверки и диагноз.

–Как диагноз изменил самоощущение?

–Несмотря на то, что людям с моим диагнозом приписывают нарушения коммуникации, я у себя этого не замечал. Просто я понял, что я псих, что такой диагноз у нас носит характер стигмы, а, значит, жить мне предстоит трудно. Я начал разрывать старые связи – подолгу не писал друзьям, избегал компаний. Им без меня будет проще.

–Вы сказали родителям о диагнозе?

–Нет, они до сих пор не в курсе. Я хочу продлить их неведенье, ведь они возлагали на меня такие надежды. Я редко приезжаю домой, а если и являюсь, то только в «хорошие дни» – когда все обострения проходят.

–Какие симптомы у Вас наблюдаются?

–Отвлеченное мудрствование, потеря памяти, галлюцинации, странности в речи, иногда судороги. Чаще всего дрожит рука, но иногда и все тело.

–Что такое отвлеченное мудрствование?

–Рассуждение обо всем на свете. Тебе кажется, что ты придумываешь новые истины, делаешь выводы, до которых больше никто не дошел. Эдакий Аристотель. Учитывая, что я физик по образованию, мои размышления уходят обычно в теорию струн или что-то подобное.

–Это излечимо?

–Говорят, что были случаи, когда легкие стадии вылечивали. Но я не представляю себе в принципе, как это можно вылечить. Меня пичкают таблетками, и всё, что я чувствую в эти моменты, – это сонливость. Она мешает думать, осознавать себя, да и просто надеяться. Я становлюсь овощем и сам не понимаю, зачем я это с собой делаю. Ненавижу это чувство.

– Что самое сложное?

–Бороться с желанием оборвать свое жалкое существование. Бороться с навязчивой идеей во время психоза и стараться не слушать голоса. Это тяжело, это сводит с ума еще больше, и иногда просто хочется сдаться, перестать сопротивляться.

–Есть ли у Вас какая-то постоянная галлюцинация?

– Помните кино «Игры разума»? Где у главного героя был, как оказалось, воображаемый друг? Так вот и мне постоянно приходит один и тот же человек. Я не вижу его лица, так как он прячет его в капюшоне своей серой толстовки. Мой мозг почему-то назвал его Эфилом. В какой-то момент уже я сижу в его голове и наблюдаю его глазами, как мое тело корчится от боли и судорог. В большинстве случаев я этого не помню.

–А как удалось запомнить или вспомнить?

–Во время очень тяжелого обострения я переписывался со своей подругой. Я моргнул – и вот я уже лежу на полу, в руке сжат телефон, костяшки уже побелели, значит, давно лежу. Открываю переписку и читаю, как мое, назовем так, «альтер эго» Энфил писал ей обо мне. Мол, смотри, он лежит на полу, вот он корчится от боли, ой, а он решил выйти подышать свежим воздухом. Только вот выйти-то он решил в окно. Ай-ай-ай, выйдет же, глупенький. И далее в таком роде. Я не представляю, что она эмоционально в тот момент испытала, но как только я прочитал – сразу удалил переписку. Стало дурно оттого, что я мог её так напугать.

–Пытались ли Вы «забываться» в веществах?

– Только в алкоголе. И то, скорее, от скуки, потому что мне нечего было делать по ночам. Понимаете, после проявления моего заболевания у меня начались проблемы со сном. Я могу не спать пару дней, или спать пару дней по несколько часов, или уснуть и проснуться через сутки. Но чаще всего у меня бессонница. И как с ней справляться, я пока не придумал.

– Популяризация психических заболеваний – плохо или хорошо?

– Двояко. С одной стороны, люди узнают о них, привыкают к ним, некоторые понимают, что не всё потеряно. С другой – есть действительно опасные расстройства, а романтизация из в поп-культуре подавляет инстинкт самосохранения у молодого поколения. Им хочется быть нами. А нами быть не хочется даже нам.

–Как сейчас складывается Ваша жизнь?

– Пью таблетки, работаю — настолько, насколько это позволяет мое состояние. Иногда завожу кратковременные романы и стараюсь не привязываться. Много играю на компьютере, курю и иногда выпиваю. Читаю книги и слушаю музыку. И надеюсь, что когда-нибудь мне станет легче.

– Спасибо за разговор.


Комментарий специалиста
Ольга Безсилко, государственный медицинский судебный эскперт-психолог.


– Ольга, названные выше признаки действительно соответствуют шизофрении?

– Да, в большинстве случаев это отвлеченное мудрствование, потеря памяти, галлюцинации, странности в речи. У многих шизофреников наблюдается нарушение сна.

–Агрессивны ли они?

–По статистике, только 2–3 процента людей, прошедших судебную экспертизу, признаются невменяемыми. Из них шизофреников ещё меньше. Агрессивны ли они постоянно – сказать сложно. Конечно, мы не считаем обострения. Во время их пациенты опасны, и даже не столько для других, сколько для себя.

–Как врачи определяют шизофреников?

– У них нарушено ассоциативное мышление. Допустим, я говорю слово «любовь». Обычные люди чаще всего нарисуют сердце или влюбленную пару. А шизофреник может нарисовать кружку и сказать: «Это же моя ЛЮБИМАЯ кружка, значит, подходит». Они совсем по-другому думают. Представим, что я даю два разных, несовместимых слова: «яблоко» и «собака». И прошу найти общее. Нормальный человек заколеблется, а шизофреник может с ходу ответить, что и у того, и другого есть «косточки». Плюс их любовь к философствованию очень их выдает.

–Что можно посоветовать шизофреникам, которым трудно найти контакт со здоровыми людьми?

–В Брестском областном психоневрологическом диспансере работает психообразовательная группа людей, страдающих шизофренией. Там можно получить информацию о причинах, симптомах, принципах лечения шизофрении, о лечебных и побочных эффектах лекарственных средств, о службах и формах помощи. В группе помогут сформировать навыки совладения в проблемных ситуациях и навыки поведения при ухудшении состояния. Группа работает по предварительной записи. Записаться в группу и получить дополнительную информацию можно по телефону: +375-162-55-00-04.

Василина БУЦКЕВИЧ



Понедельник , 19 Октября , 2020   10 : 30
Лента новостей

Опрос