Немалая цена свободы 

116 просмотров 0 комментариев

Отметив День освобождения Бреста и района, мы вспоминаем о первых днях войны. «БВ» расспросил непосредственных свидетелей тех событий. Татьяна и Александр Босацкие — о горькой правде оккупации и счастье мирной жизни.  

«Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои! Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу Родину, начатое 22 июня, продолжается…» С этими словами Иосиф Сталин обратился к советскому народу спустя двенадцать дней после начала трагических событий 41-го. На фронтах кипели бои, гибли мирные люди, а враг стремительно продвигался вперед.

Сегодня совсем немного осталось свидетелей той войны. У каждого по-разному сложилась жизнь, но всех их объединяет одно — рассвет 22 июня. В память он врезался навсегда, как горячий осколок, который не смогло удалить даже время.


Завтра было кино...

«То, что скоро начнется война, мы знали задолго до ее начала: очень уж напряженная обстановка была. Немцы постоянно проводили разведку. Их самолеты безнаказанно летали над нами. У нас на хуторе даже слышен был гул, когда немецкая армия стала стягивать технику к границе», — вспоминает житель поселка Мухавец Александр Босацкий.

В то время семилетний Саша жил со своими родителями на хуторе Горы, что неподалеку от деревни Страдечь Брестского района. Там он родился, вырос и… встретил войну.

«Начало войны я запомнил очень хорошо, — продолжил свой рассказ Александр Босацкий. — Стояли жаркие июньские дни. В субботу 21 июня родители сказали, что на следующий день мы поедем в Брест фотографироваться, поэтому настроение было отличное, к тому же вечером мы пошли в страдечский клуб смотреть кино. Но досмотреть его не удалось: зашел человек и сказал, чтобы все расходились. «Кино будет завтра», — сказал он. Вот так! Можно сказать, на этом и закончилось мое детство».

Кино не досмотрели ни на следующий день, ни через год, потому что началась та самая война. Ее приближение ощущали люди, жившие на границе.

«Помню, как утром мама пошла доить коров, как вдруг раздались первые артиллерийские залпы. Перепуганная, она забежала в дом и сообщила, что началась война, но папа ее успокоил, сказав, что это просто учения. Однако вскоре мы поняли, что мама была права. Родители быстро взяли всё необходимое, и мы выбежали из дома, отправившись к реке. А обстрел становился всё сильнее, и скоро отдельные артиллерийские залпы превратились в один сплошной гул. Хутор наш не задело: весь удар был направлен на Страдечь, где базировалась погранзастава. За первый час обстрела там погибло больше двухсот человек! Деревню смешали с землей. Одни кирпичные печные трубы торчали. Всё вокруг горело. Погибло много наших родственников. После артобстрела наступило затишье и появились немцы: шли пехота, кавалерия, ехали танки, пушки, обозы…»


Расстреливали не только людей

Своими детскими воспоминаниями о первых минутах войны поделилась жена Александра Татьяна Босацкая: «Война началась, когда мне исполнилось пять лет. Семья наша была большая. Мы в Збирогах тогда жили, в 14 километрах от границы. Как и многие белорусские семьи, родители мои занимались сельским хозяйством. Наша мирная и размеренная жизнь закончилась утром 22 июня. Все спали. Я проснулась от яркой вспышки света. Раздался грохот, стекла зазвенели… Мы бросились к окну, и папа произнес: «Война!». Немного позже по дороге через Черни пошли немцы. Как сейчас помню, шли они нараспашку, с закатанными рукавами. На груди у них висели автоматы. Люди спрятались в своих домах, боялись выходить, а оккупанты всё шли, правда, они еще никого не расстреливали. Когда пришло время обедать, со своей кухней немцы заехали в соседний двор, поймали кур, тут же приготовили, поели и пошли дальше, но какая-то их часть расположилась в нашей школе».

А далее — оккупация. Нелегко приходилось людям. Многие, кто не ушел на фронт, партизанили, другие продолжали жить в деревнях, работали на земле, по возможности держали скот.

Татьяна Босацкая рассказала, как приходилось прятать скот, закапывать продуктовые запасы: «Однажды немцы решили забрать всю живность. И, как назло, корова нашего соседа не захотела выходить из сарая. Тогда фашист выстрелил в нее. Загорелось несколько сараев, в том числе и наш. Сгорело всё: запасы продуктов, скотина, сено… Вот тогда очень трудно стало».

Страдали ни в чем не винные люди. Фашисты расстреливали, вешали, угоняли в Германию, загоняли в гетто. Всё это было.

Тем радостнее стал момент освобождения. Насколько же родной казалась форма советских солдат, вернувшихся на брестскую землю!


60 лет семейного счастья

После освобождения началась новая, послевоенная жизнь. Молодых людей ждала учеба уже в советской школе. Александр Босацкий окончил военное училище в Литве, затем Пружанский сельскохозяйственный техникум. Пять лет нес вахту на Балтийском флоте, работал учителем черчения и труда в мухавецкой, знаменской, лозовской школах. Также был рабочим на предприятии Бреста. 

Татьяна посвятила жизнь педагогической работе: сначала получила филологическое, а затем историческое образование. Именно любовь к истории помогла ей в дальнейшем создать клуб «Подвиг» и вдохнуть жизнь в музей боевой и трудовой славы, который сейчас находится в мухавецкой школе.

Про таких, как Босацкие, говорят «жизнь прожили достойно». Три сына, восемь внуков и четыре правнука — вот самое главное их богатство.

Но память вновь и вновь возвращает их в тот страшный день — 22 июня. А ведь нас отделяет от этих событий 80 лет. Таких далеких и таких близких для переживших Великую Отечественную войну.

…Незадолго до выхода свежего номера «БВ» я позвонила внучке героев моей статьи, с которой мы общаемся уже много лет. От нее узнала, что Татьяна Васильевна умерла —инсульт… Эта новость заставила меня в очередной раз убедиться: время не только не лечит, но и не щадит никого.


Малоизвестный факт

Сегодня всех посетителей Брестской крепости, как дань памяти о трагических событиях войны, встречает голос Юрия Левитана, сообщающий о нападении германских войск на Советский Союз: «Сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы…». На самом же деле 22 июня 1941 года этот текст по радио произнес не Левитан, а народный комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов. Ну, а запись, знакомая каждому, была подготовлена в 1950-е годы для истории.  


Елена ЯРМОШУК


#вов #воспоминания #босацкие


Суббота , 25 Сентября , 2021   17 : 58
Лента новостей

Опрос










Брестский районный исполнительный комитет