«Не герой?» Немецкий историк представил в Бресте свою версию обороны крепости

1261 просмотр 0 комментариев

В ноябре на известной неформальной площадке прошла встреча брестчан с немецким исследователем-историком Кристианом Ганцером. Гость представлял публике свою диссертацию «Брестская крепость как историческое место и место памяти».

Не лишённый обаяния учёный на русском языке последовательно изложил свои тезисы.

По мнению исследователя...

Суть доклада можно обозначить почти дословно: «…Брест пережил несколько кризисных этапов в своей истории: когда разрушили город и перенесли его на другое место, когда репатриировали польское население и заселили город приезжими с востока, когда местное население на протяжении многих лет находилось под воздействием коммунистической пропаганды».


По мнению исследователя, советская власть уничтожала историческую память и создавала свои мифы, в том числе миф о героической обороне Брестской крепости. Создание героического образа и выстраивание официальной идеологии преследовали, по его мнению, следующие цели: оправдать неумение воевать, отвлечь внимание от огромного количества пленных, возвеличить и укрепить власть.

«…Миф о героической обороне с точки зрения исторической науки есть вымысел». «…Пришло время дать объективную оценку этим событиям на основе достоверных документов и фактов». «…Поэтому мы в Германии пишем новую, правдивую историю войны».

И далее Ганцер, опираясь на документы, показал общее количество солдат в гарнизоне крепости, сдавшихся в плен, темпы наступления и сдачи в плен. Он делает выводы: «…оборона Брестской крепости — локальное и незначительное сражение», «…все цели, поставленные перед 45-й дивизией, были выполнены», «...немецкая армия всего лишь потеряла на сотню человек больше, чем ожидалось, и задержалась на несколько дней дольше, чем планировалось. Непонятно, в чём пафос этой героической обороны?»

Рациональное и нет

Представленная позиция давно известна — найти объяснения очередного поражения в войне. Если немцам нравятся те оправдания, которые они находят, то стоит пожалеть, что они не могут придумать ничего нового. Ганцеру можно было бы посоветовать проехать от Бреста немного дальше, например, до Жлобина, где был один из детских концлагерей. Чтобы он подумал, как высококультурная нация дошла до того, что из рациональных соображений выкачивала детскую кровь.

Пусть бы поискал, сколько немецких солдат дожили до благополучной старости с этой кровью. Но это проблема немцев, дай им Бог разобраться в себе. Меня волнует наша проблема. Я могу понять, когда немец отрицает героизм как нерациональное и ненаучное понятие. Но я не понимаю, почему мы вежливо молчим и участливо усмехаемся, а это было именно так, на слова: «Музей обороны наполнен ржавым барахлом и финтифлюшками».

Я даже могу понять ту молодёжь, которая иронически воспринимает ветеранов, потому что эти дети выросли в беспринципные 90-е. Но больше всего не могу понять людей, которые выросли в советское время и буквально провели детство в этой крепости. Людей, которые выросли на советских фильмах и песнях. Что помешало нам научиться включать тот механизм, который позволяет отличать добро от зла, отвечает на вопрос о смысле жизни?

Ведь на встречу с Ганцером пришли умные, уважаемые люди. Многие из них искренне недоумевали: «А что тут такого? Он же не фашист, он историк, хочет всё разъяснить с точки зрения разума». Гитлер тоже не собирался быть фашистом. Он всегда подчёркивал, что не политик, а просто действует исходя из принципа рациональности. Вы думаете, что фашизм — это какая-то новая людоедская теория? Нет, это просто концепция «нового порядка», обыкновенный рационализм, никакой не немецкий.

Я не понимаю взрослых, проживших жизнь и спокойно глядевших на гнусный хепенинг в центре Минска в прошлом году во время праздника города. Многие делали селфи на фоне молодого человека в форме советского солдата, выкрашенного в бронзу. В кроваво-красных очках, развязного вида, с мечом и куклой в руках, он представлял известный памятник в Трептов-парке.

Мы все хотим рациональных и объективных фактов, но их надо собирать все, а не выборочно. Мы слишком зациклились на «страшном советском прошлом». Надо помнить, что практически в каждой расстрельной яме находят останки детей — это визитная карточка именно немецких солдат, а не советских. Проблема логики в том, что на каждый довод можно найти противоположный. И вот именно здесь встаёт главный вопрос: а как же нам их взвесить? Давайте хотя бы разумом поймём, что для этого нужен другой механизм, о котором мы забыли. Для того чтобы понять, необходимо включить иррациональное — сердце.

В.И. МАРЧУК
Среда , 23 Сентября , 2020   12 : 06
Лента новостей
Опрос