Надгробие украинского писателя Алексея Стороженко реставрировали в Бресте

2022 просмотра 0 комментариев

Три года назад вопросы по охране, благоустройству и использованию кладбища объединили в концепцию, принятую горсоветом. Тришинское реконструируют, изменится ограда вокруг него. С сохранением артефактов из прошлого, но в соответствии с нынешним представлением о благоустроенном некрополе.

Автор фото: Валерий ЦАПКОВ
За последний месяц участие в наведении порядка на кладбище приняли около полутысячи человек. И эта работа продолжится. В планах также провести комплексное благоустройство кладбища.В 2016-м Тришинскому присвоили статус историко-культурной ценности.

Плиты говорят

Надгробия могут рассказать о многом из прошлого Бреста. Самое старое из поддающихся прочтению надгробий на Тришинском кладбище датируется 1834 годом. С 70-х годов прошлого века оно закрыто для захоронений. Здесь покоятся представители разных исторических эпох, известные люди и обычные горожане. На кладбище похоронены: поэт Микола Засим, художник Владимир Старчаков, Алиса Карловна Карбышева, партийные и советские работники, русские, польские и советские воины, мирные жители, погибшие от рук немецких захватчиков, жертвы репрессий, перезахоронены узники еврейского гетто. А одно из знаковых захоронений, находящихся под охраной государства, в этом месяце заметно изменилось.

Кто он?

На чугунной плите лаконичная надпись выпуклыми буквами: «Брестский предводитель дворянства, действительный статский советник Алексей Петрович Стороженко. Скончался 6 ноября 1874».

Это очень интересная личность, в судьбе которой переплелись нити истории российского государства, украинской и русской литератур. Он происходил от старинного казацкого рода. Окончив кадетский корпус, поступил на военную службу в кавалерию. Часто разъезжая по делам службы по Украине, слушал и записывал рассказы о старине, подробности из былого запорожского быта. Принимал участие в войне с турками, в 1831 году – в подавлении восстания в бывшей Речи Посполитой, служил чиновником особых поручений при Министерстве внутренних дел. В 1863 году Стороженко был прикомандирован к графу Муравьёву в Вильно и с тех пор жил в «Северо-Западном крае».

Последние годы своей жизни он провёл в усадьбе «Тришин», которую получил от правительства как награду за свою деятельность здесь. Уже в Брест-Литовске занимал должность уездного предводителя дворянства и председателя съезда мировых судей.

Написал 14 сочинений на русском языке и 26 на украинском. Материал для повестей черпал частью из личных наблюдений, частью из народной словесности. Двадцать три украинских рассказа Стороженко были изданы в 1863 году в Петербурге, а некоторые его произведения на русский перевел Бунин.

Главная книга Стороженко, «Марко Проклятый», представляет собой пересказ народных преданий и поверий. Но некоторые образы цепляют в нынешнем свете, например когда Марко, проходя через места битв запорожских казаков, собирает тела погибших, чтобы достойно похоронить их и прочесть над могилой заупокойную молитву.

Украина помогла

Памятник Стороженко относится к типу «саркофаг». Как рассказал брестский архитектор-реставратор Николай Власюк (на снимке), такой вид надгробия в то время подчеркивал высокий общественный статус покойного. Материалом надгробия обычно служили песчаник, мрамор, реже металл. Первоначальный катафалк, выполненный, по-видимому, из песчаника, не сохранился, последующий, из кирпича, был выложен предположительно в послевоенный период. А вот аутентичность надгробной плиты не вызывает сомнений.

Сейчас ветхий кирпич под тяжёлой чугунной плитой заменён на строгий и аккуратный гранит. А сбоку появилась табличка, гласящая, что памятник приведён в порядок благодаря МИДу, консульству Украины и украинской общине в Бресте. Отличный вклад дружественного государства и братского народа в наведении порядка на кладбище, которое хранит наши общие духовные ценности.

Где тот мостик?

Как отметил Власюк, который в день субботника тоже был на Тришинском, работы не нарушили аутентичность надгробной плиты и ограды. Я поинтересовался, где мог находиться тот мостик, с которого упал в воду Стороженко в октябре 1874 года и заработал роковую простуду. Архитектор-реставратор предположил, что это было на теперешней Киевке, где когда-то текла с болота речка-ручей, ныне загнанная под землю.

Покидая Тришинское, я задумался о личности Стороженко. Для наших времён, когда обострились споры об оценке прошлого, этот скромный по масштабам империи чиновник, но оставивший заметный след в литературе, вдруг становится точкой примирения. Служение государству и уважение к языкам и культуре народов этого государства в лице Стороженко становятся символом и образцом поведения.

Валерий ЦАПКОВ
Воскресенье , 24 Января , 2021   08 : 36
Лента новостей

Опрос