«Лесной генерал Брестчины» отметил свое 80-летие

1462 просмотра 0 комментариев

Мудрые люди говорят, что счастье человека зависит от выбора профессии. Моему собеседнику в этом повезло: с будущей специальностью он определился ещё в детстве и всегда оставался верен ей. Знакомьтесь: бывший гендиректор Брестского производственного лесохозяйственного объединения Анатолий Ильюкевич.

Автор фото: Алексей ГАНЧУК
Любовь к лесным просторам родных Ганцевичей он впитал с молоком матери. Школьником Анатолий частенько отправлялся в лес – подышать свежим воздухом, насладиться природным богатством, послушать хоровое пение птиц. Уже тогда он хорошо знал грибные места и твёрдо решил, что свою трудовую жизнь хочет посвятить лесу, хотя из родни никто не был связан с ним. После учёбы в Буда-Кошелёвском лесном техникуме Анатолий полгода поработал в родном районе помощником лесничего и поступил в Ленинградскую лесотехническую академию.

«Помню, приехал в Ленинград, сел в трамвай, поинтересовался у попутчиков, как мне добраться до академии – оказывается, еду-то я не в сторону. Кондуктор вернула мне три копейки. Вот так гостеприимно будущего студента встретила Северная столица. Мне было легко и интересно учиться, я активно занимался общественной деятельностью, был редактором факультетской газеты. Мы жили в основном на стипендию, однако могли раз в месяц сходить в оперу, на балет, побывать в музее или на выставке. Академическое образование котировалось в Европе, поэтому в нашем вузе училось много иностранцев. Хорошая там была атмосфера, студенческие годы пролетели незаметно».

Тогда Анатолий Степанович мечтал окончить академию, сесть за штурвал самолёта и увидеть Помпеи. Профессию летчика-штурмана получил на военной кафедре. Каждый год он был на сборах, приходилось летать над Кольским полуостровом.

Увидел и влюбился

Когда написание дипломной работы близилось к завершению, молодой человек решил погостить у родителей. В это время сестра попросила отвести к педиатру заболевшего племянника. «Приходим, смотрю: на участке новый врач – выпускница медицинского института, она мне сразу приглянулась. Узнал, где живёт, и пришёл знакомиться. У меня было немало поклонниц во время учёбы. В академии часто устраивали ночные балы, отбоя не было от студенток педагогического и медицинского вузов. Но очаровательная Тамара запала в душу с первого взгляда».

Через несколько свиданий молодой человек предложил возлюбленной пожениться, сыграли свадьбу. Становление молодой семьи проходило в таёжных краях: после окончания академии моего собеседника направили в Забайкалье. Там он сначала работал инженером-лесоводом, потом – начальником партии лесничих-«робинзонов». С апреля по сентябрь они находились в экспедиции, занимались изучением лесоустройства, заносили в журнал описание леса по породам деревьев с указанием их возраста, сведения о запасах древесины, определяли виды почв, а также составляли карту будущих промышленных лесоразработок с учётом строительства в перспективе БАМа.

Здесь появился на свет первенец Ильюкевичей. «Сын родился в июне, а я узнал об этом только в июле. Приехал начальник, сказал, что мне посчастливилось стать отцом, я всё бросил и поехал к жене: сначала на лошадях, потом на машине и, наконец, на вертолёте. Ведь с весны нас забрасывали в лес, до ближайшего населённого пункта минимум 60 километров. Непроходимая тайга, без дорог, с лесными тропами. С собой тушёнка, сгущёнка, два противоэнцифалитных костюма, по две пары сапог. Дичи там было много, рыбы тоже; если погода хорошая, можно было что-нибудь вкусное приготовить, а если нет – приходилось голодать несколько дней. Мороз до 52 градусов, но он легко переносился. Было интересно, но душа рвалась в родные места», – рассказывает Анатолий Степанович.

Рождённый в рубашке

Дикие труднопроходимые таёжные леса изобилуют опасностями, поэтому моему собеседнику не раз приходилось бывать в экстремальных ситуациях. Однажды их группу послали в район, где в начале двадцатого века упал тунгусский метеорит: там начался пожар, и надо было помочь с ним справиться. «Пожар начал молниеносно распространяться. Прилетел самолёт, с которого нам сбросили схему возгорания – оказалось, оно идёт прямо на нас. Благо рядом протекала небольшая речушка. Сопровождающий сказал нам: «Быстро, ребятки, в воду, и чтобы носы только торчали». Не успели мы выполнить его наказ, как вал огня прошёл над нами. Самолёт пролетел, и руководству доложили, что никого живого не осталось, объявили ЧП – четыре студента погибли, а мы вышли живые и невредимые. После этого случая я поверил, что родился в рубашке, как говорила мне мама».

По технике безопасности одному нельзя было уходить в дикий лес, но иногда жизнь заставляла. На поясе пистолет, в руках – ружьё, бывает, рябчика или куропатку удастся подсрелить на ужин. Однажды отправился Анатолий Степанович в лес один, поднялся на косогор определить местонахождение, обернулся, а перед ним – медведь. «Их много было в лесу, но они никого не трогали, рыскали в поисках лакомства. Мы оставляли косолапым банки со гущёнкой, идёшь назад и видишь – только шарики металлические на земле лежат. Я наставил на него ружьё, а он на дыбы: говорят, что это сигнал к атаке. Я выстрелил раз, другой, но промахнулся. Вспомнил тогда всю свою родню, подумал: «Ну вот, Анатолий, отжил ты своё». Я выставил вперёд приклад, медведь ударился о него и убежал. Как потом выяснилось, это была медведица, которая беспокоилась о своих медвежатах. После этого случая дня три не мог ходить в лес. Потом переборол себя, и всё было, как прежде».

Третий случай, который также можно отнести ко второму рождению моего собеседника, произошёл возле устья одной сибирской реки. «В тот день был сильный ледоход, по реке плыли льдины метровой толщины, я нагнулся через парапет посмотреть на рыбу – нож выпал, пришлось нырнуть за ним. Экипирован я был неплохо, поэтому из воды выскочил, как пробка, а потом костюм начал намокать, и меня потянуло ко дну. Много раз выныривал, держался за льдину, а потом выбился из сил. Благо подоспели наши и вытащили меня».

Гордость ветерана

На этом таёжные приключения Анатолия Ильюкевича закончились. Проведя пять лет в Сибири, он вернулся в Ганцевичский лесхоз. Инициативного и старательного специалиста заметили и предложили работу в Брестском лесхозе. Четырнадцать лет он руководил коллективом, а в 1985-м возглавил Брестское производственное лесохозяйственное объединение. Говорят, лес не терпит равнодушных людей. «Генерал леса» всегда относился к своей работе с интересом, с помощью знаний и законов красоты благоустраивал со своим шеститысячным коллективом Брестчину.

«Лесистость у нас после Великой Отечественной была всего 22 процента. Возле Бреста было много пустырей, и все непригодные для сельского хозяйства. Поэтому передо мной стояла задача создать зелёное кольцо вокруг города. Тогда промышленность только развивалась: появился электромеханический завод, завод бытовой химии, дымил КСМ, это было в начале семидесятых. Зелёное кольцо вокруг областного центра протянулось на три тысячи гектаров», – рассказывает Анатолий Степанович.

Когда Брест начал расширяться на восток, возле нынешнего Дворца профсоюзов тоже был пустырь, решили посадить там сосны. Скоро в этой части города начали строить дома, играющая во дворах детвора частенько разжигала костёр из сухой травы. А сосна воспламеняется быстро. Ильюкевич дал команду посадить берёзу. «У лесоводов она не приветствовалась, потому что считается второстепенной породой. Зато она долговечная и красивая. Так появилась берёзовая роща у парка воинов-интернационалистов. Когда ко мне приезжают гости, мы отправляемся туда на прогулку, и я рассказываю, что посадить здесь берёзы – моя инициатива. Горжусь этим».

Сколько посажено деревьев с участием или присутствием Анатолия Степановича, трудно посчитать. Сорок лет назад ему и его команде поручили облесить район Бульковского моста. «Мы долго думали и решили сделать там парк: все породы деревьев, которые у нас были, посадили там – лиственницу, красный дуб, липу, планировали дорожки, площадки для отдыха. Теперь там солидный лесок, даже на зайцев можно поохотиться. Какие бы трудные времена ни были в экономике, лес садили всегда и много, поэтому сегодня мы имеем 36 процентов лесистости, это уже нормальный показатель».

Он бесконечно любил свою работу и заряжал своим энтузиазмом подчинённых, поэтому неудивительно, что Брестское ПЛХО не раз получало высшую оценку на Всесоюзном соревновании и переходящее Красное знамя, которое и сейчас хранится на предприятии. Кстати, именно при Ильюкевиче на Брестчине внедрена государственная программа экспорта охотничьих туров.

Душа полешука

Анатолий Степанович родился 1 апреля. На вопрос, сыграло ли это какую-то роль в его жизни, он отвечает: «Помню, мама всегда мне говорила: «Сынок, смотри, чтобы тебя в этот день не обманули, не подшутили над тобой». Друзья пытались меня иногда разыгрывать, но потом поняли, что это бесполезно: я всегда помнил, что сегодня ещё и День смеха.

«Когда приехал в Брест в 1971 году, меня назначили директором лесхоза. В начале апреля хорошо шёл берёзовый сок, и наш коллектив умудрился варить уху на нём. В другой раз как-то не получалось. Мы собирались в лесу большой компанией. Мне приятно, что до сих пор люди, с которыми мне приходилось работать, помнят берёзовую уху и всегда поздравляют меня с днём рождения».

Своё 80-летие Анатолий Степанович, как и полагается полешуку, встретил в хорошем настроении. «Я люблю юмор, к жизни отношусь с позитивом. Всегда любил общество, поплясать, попеть. Жаль, не могу бегать, как раньше, теперь приходится ходить помаленьку. Недавно начал перелистывать свои альбомы. На своём веку мне многое довелось увидеть: по работе побывал в Финляндии, Швеции, Голландии, Франции, Италии, Австрии, в советских республиках, Карелии, Якутии, целины немножко хлебнул. Правда, жизнь так быстро пролетела».

Житейское везение

Сейчас Анатолий Ильюкевич много времени проводит на даче, куда приглашает своих друзей. «Бывает, поеду поохотиться на гуся, на утку подсадную в Лунинец, на тетерева – в Ганцевичи, на оленя или лося. С внуком в шахматы люблю играть. Признаюсь, не всегда я уделял должное внимание семье, но жена у меня молодец, понимающе относилась к моей работе. Я считал, если человек семьянин, то из него не выйдет хорошего руководителя. Сегодня, конечно, условия другие: у каждого директора и вездеход, и легковой автомобиль есть, работать – одно удовольствие. Нам было гораздно сложнее: в распоряжении лишь восьмиместный ГАЗ-69, шесть тракторов, четыре из которых в ремонте, и четыре машины. Но всё равно жить было интересно.

Вообще, мне повезло, потому что встречались хорошие люди. Я без труда находил общий язык с подчинёнными. Семья у меня хорошая».
В этом году Ильюкевичи отметят 55-летие супружеской жизни. Они счастливы сыновьями Андреем и Владимиром и внуками Игорем и Анатолием. Как говорится, вся семья вместе, и душа на месте. Уважаемый Анатолий Степанович, редакция «Брестского вестника» присоединяется к пожеланиям в честь Вашего 80-летнего юбилея. Оставайтесь всегда таким же открытым и жизнерадостным!

Елена СИНЯВСКАЯ
Четверг , 19 Сентября , 2019   01 : 39

Лента новостей








Опрос