К 1000-летию Бреста. Корни и крона Красного двора

613 просмотров 0 комментариев

Прошлое продолжает говорить с нами голосами предшественников.

И немало еще открытий предстоит сделать 1000-летнему Бресту, оживляя судьбы живших здесь людей, извлекая из архивных глубин пожелтевшие документы, находя в просторах интернета всполохи воспоминаний…

Федор Минков

Занявшись историей имения Красный двор, обнаружил в Государственном архиве Брестской области документ о его покупке-продаже, датированный 5 декабря 1895 года. К брест-литовскому нотариусу Евгению Григорьевичу Чубинскому, в контору его, находившуюся на Шоссейной улице в доме под № 2, явились покупатели имения (о них далее) и от имени продавца «Поверенный Действительного Статского Советника Федора Николаевича Минкова дворянин Казимир Юльянович Выгановский, живущий в имении Озяты Кобринского уезда».

Сразу же привлекла внимание уже знакомая фамилия – Минков. Порывшись в памяти, затем сверив в интернете, понял: да, это Фёдор Николаевич Минков (болг. Тодор Николов Минков) (1830 – 1906) – выдающийся болгарский и российский педагог и просветитель, видный деятель Болгарского национального возрождения. Родился он в Болгарии, находившейся еще под Османским владычеством. В Крымскую войну 1854-55 годов стал добровольцем русской армии, оборонял Севастополь. А в 60-е годы основал в городе Николаеве Южнославянский пансион для балканских детей, в основном болгарских, аналог Царскосельского лицея. По сути, Минков занимался образованием и воспитанием будущей элиты независимой Болгарии. Многие его питомцы затем стали министрами, создателями и руководителями промышленных отраслей, деятелями науки, культуры, медицины, литературы и театра. Ученик Минкова Александр Малинов трижды – в 1908, 1918 и 1931 годах – становился премьер-министром Болгарии и трижды – министром иностранных дел и исповеданий.

В 1892 году Южнославянский пансион закрылся, а действительный статский советник Ф.Н. Минков сразу после этого обосновался на белорусской земле, купив имение Ровины (ныне д. Сиреневка) в Дрогичинской волости Кобринского уезда. Видимо, тогда же он приобрел и имение Каменица-Жировецкая, ставшее затем Красным двором. Но что-то не заладилось, и он его вскоре продал. Может быть, ему понадобились средства для нового учебного заведения, которое он создал для болгарских и местных детей в имении Ровины и вел его до своей кончины в 1906 году? Бог весть.

Роменко-Ковенко

Покупателями имения, обозначенного в нотариальном документе то как Каменица-Жировецкая, то Каменица-Жировичская, то Каменица-Жировицкая (употреблялся и вариант – Журавецкая), стали крестьяне братья Николай и Никита Антоновичи Роменко-Ковенко и Иван Михайлович Назаревич, чья дочь Татьяна была замужем за старшим из братьев – Николаем. Свидетелями купчей сделки были брестские мещане Овсей Янкелевич Фридберг, Герш Симхович Зайонц и запасной рядовой Степан Адамович Годун.
Процитируем по нотариальному документу, что купили наши крестьяне: «Земли усадебной и под садом три десятины тысячу двести сажень, пахотной двести шестьдесят три десятины, сенокосной пятьдесят восемь десятин, зарослей и кустарников сто шестьдесят шесть десятин шестьсот сажень, пастбищной девятнадцать десятин шестьсот сажень и не удобной девятнадцать десятин, а всего пятьсот двадцать девять десятин. («Казенная» десятина равнялась 1, 09 га, - Н.А.). На каковой земле находятся нигде не застрахованные два каменных дома, каменный сарай для скота, каменный дом для батраков, пристроенный к скотскому сараю, деревянный сарай для хлеба с навесом и манежем для молотилки, деревянный амбар, деревянный сарай для сена и каменный ледник.

Состоит в границах: с востока земля крестьян деревни Кунахи, Каменицы-Жировичской и наследников Грепачевских с запада, другая половина сего имения, купленная крестьянами деревни Каменицы-Жировицкой, с севера река Мухавец и юга имение Ковалево наследников Котляровых». (В 1898 г. владельцами имения Ковалево числились Филипп Харкевич и Семен Юшкевич, – Н.А.)
Покупка обошлась нашим крестьянам в 16.250 рублей.

Где-то через пару лет умер Николай Антонович Роменко-Ковенко, во владение его третью имения вошла вдова Татьяна Ивановна. В нотариальном документе о передаче ей наследственных прав за 1998 год имение уже именуется Красный Двор.

Годы радостей и годы испытаний

Столпом и опорой многочисленного семейного клана Красного двора во все последующие годы был Никита Антонович Роменко-Ковенко (1869 – 1956), хозяин крепкий, сметливый, надежный. Широкая сага жизни в этом имении описана его внучкой Люциной Радло в мемуарной книге Between Two Evals, изданной в США. В немалой степени книга основана на воспоминаниях матери Люцины – Елизаветы Кухарской, дочери Никиты Антоновича. Правда, пришлось мне продираться через англоязычный текст, в чем я не особо силен.

Начало ХХ века описывается как годы счастья среди безмятежной природы. Детские игры, купание в Мухавце, ловля рыбы, сенокосы, зимние коньки и санки, мир домашней живности… Идиллию в одночасье в 1911 году разбила неожиданная смерть Анастасии Семеновны, жены Никиты Антоновича. Умерла она в 36 лет от тифа, оставив безутешному вдовцу восьмерых детей, младшему из которых было от роду несколько месяцев. Горе главы семейства было тяжким. Но не сломался. А через некоторое время подыскал Устинью, из сестер милосердия, которая и стала новой хозяйкой в доме и заботливой мачехой детям.

Тут еще война с германцем нагрянула – совсем беда! В августе пятнадцатого велено было собирать пожитки и выезжать вглубь России. Так жалко было бросать хозяйство. Но делать нечего – погрузились в вагон и двинулись в никуда. Высадились в Вязьме и там перетерпели военное лихолетье. Старший сын Сергей еще в Бресте окончил гимназию, поучился какое-то время в Киевском политехническом институте, в Гражданскую войну оказался в белых войсках Восточного фронта в Иркутской инженерной роте.
Остальные Роменки-Ковенки, узнав в 1918-м о замирении России с Германией, решительно отправились обратно – в свой Красный двор. Добрались с мытарствами да хлопотами до своего родного угла – и не узнали его: всё порушено, пожжено, позарастало крапивою, лопухами да сорной травой.

Стали заново обустраиваться, поднимать имение да угодья восстанавливать. Уже при Польше, которая права собственности не отменяла. Так вот с помощью банковских займов да работящих рук и возродили хозяйство.

Поросль Падюковых

Еще до Первой мировой войны Никита Антонович выдал замуж свою старшую дочь Анну за Николая Никифоровича Падюкова (1885 – 1975), получившего учительское образование, но обладавшего и предпринимательской жилкой. В войну он служил в Двинске, разлученный с семьей, затем также вернулся в Брест. Вместе с тестем восстанавливал хозяйство Красного двора, а далее и сам развернул свое торговое и гостиничное предприятие. На улице Стецкевича (ныне Комсомольская) построил отель «Римский» – теперь здесь располагается гостиница «Молодежная» (ранее «Колхозная»). Вообще он был приметной фигурой в городе и играл свою роль в общественной жизни, состоя в Русском благотворительном обществе и попечительском совете Русской гимназии, где учились его сыновья Аркадий и Сергей. В 1944 выехал в оккупированную немцами часть Польши.

Его младший сын Сергей Падюков (1922 – 1993) в период Второй мировой войны был вывезен на принудительные работы в Германию, где уже в мирные годы получил архитектурное образование. В 1954 году переехал в США. Там в 1960-м открыл собственное дело и занялся проектированием и строительством церквей в США. На этом поприще успешно работал в течение 30 лет. По его проектам было построено около 50 церквей в США. Одной из его главных работ было восстановление сгоревшего православного собора Архангела Михаила на Аляске, построенного в 1848-м. Был также скульптором и занимался восстановлением поврежденных колоколов.

Елизавета и Феликс

Еще одна дочь Никиты Антоновича – красавица Елизавета вышла замуж за доктора Феликса Кухарского. Молодая семья построила себе дом в Бресте. Супруг успешно двигался по карьерной лестнице, перед сентябрем 1939-го он уже отвечал за создание медицинских клиник в Польше. А в 1941-м был уничтожен в нацистском лагере Аушвиц за помощь знакомым евреям. Елизавета Кухарска к исходу войны выехала на Запад с останками клана Красного двора, включая и Никиту Антоновича. Прожила она долгую жизнь – без малого 101 год и умерла в американской Санта-Барбаре 29 октября 2007 года.

По-своему интересны и содержательны судьбы других представителей этого большого рода. Но пока что оставим их за рамками этого рассказа.

Николай АЛЕКСАНДРОВ

На фото в нижнем ряду Никита Роменко, ребенок Аркадий Падюков и Никифор Падюков, стоят Николай Падюков и Анна Падюкова
Пятница , 27 Ноября , 2020   13 : 20
Лента новостей

Опрос