Городской сад в Бресте: каким он был и каким будет

678 просмотров 0 комментариев

Предприятия городского ЖКХ взяли шефство над будущим Городским садом, что за памятником «Стражам границы», и за счёт своих средств  проводят благоустройство.  

Автор фото: Юрий МАКАРЧУК и из архива
В центре сада на круглой клумбе на возвышении установлен огромный камень. Пока можно только догадываться, для чего он предназначен. К этому валуну с разных сторон ведут три луча дорожек, рабочие быстрыми темпами укладывают на них тротуарную плитку. Также идёт санитарная вырубка старых и дряхлых деревьев. Сняты металлические заборы, ограждавшие ранее сад со стороны Ленина и проспекта Машерова.

Ко Дню города на благоустроенной территории могут появиться оригинальные лавочки и фонари. Тогда жители и гости Бреста смогут прогуляться по Городскому саду и полюбоваться отсюда видом на реку Мухавец.

Любимый уголок

В 1993 году архитектор Лариса Базан опубликовала в газете «Брестский курьер» свои детские воспоминания и исторические изыскания по теме бывшего городского сада. Приведём их:

«Любимым уголком моего детства был сегодняшний сквер Пограничников. В 60-е годы уже существовал сковывающий детское любопытство забор, но быстрым ногам и подвижному телу ничего не стоило преодолеть его. Густой высокий кустарник был как лес, кое-где виднелись узенькие тропки. И гигантские грибы из камня, оштукатуренные и раскрашенные чьей-то заботливой рукой. Тогда я не знала, что когда-то здесь был знаменитый цирк-театр Фогеля.

Единственным зеленым акцентом в центре нового Брест-Литовска был треугольный кусочек нынешнего сквера Свободы. Вторым, заранее не спланированным зеленым уголком, был участок, идущий от ул. Шоссейной (Московской) и Бульварного переулка (часть ул. Ленина) к берегу Мухавца. Начиная с 80-х годов прошлого века (XIX-го. - Н.А.), землю арендовал под городской сад известный местный купец Арон Эльяшевич Фогель.

Театр, буфет, эстрада…

Чтобы арендуемая земля приносила доходы, купец строит временное деревянное здание театра, буфет, эстраду, домики сторожей и, конечно же, благоустраивает территории. Но не только возможность прибыли двигала этим человеком, а скорее страстная любовь к театру. Деревянное здание театра, построенное Фогелем в городском саду, было одноэтажным, по своим внешним формам отвечало стилю классицизма. В нем была маленькая сцена и небольшой зрительный зал, так что иногда не все желающие могли попасть на спектакль. А летние сезоны, проходившие в Бресте с 1883 года, становятся все более и более интересными. Летом того же года проходят спектакли «Господа Головлевы» и «Дочь века» Сумбатова-Южина. На сцене работала антреприза Т.А.Иконниковой-Самаровой. Летом 1884-го – антреприза Павла Дмитриевского, а позже – Бауер-Большаковой.

В 1885 году Фогель решает на месте временного театра построить более большой. Подготовка бумаг к строительству была делом весьма волокитным и, конечно же, предполагала немалые финансовые расходы. Вначале было необходимо составить проект театра, так как «на основании высочайше утвержденного 16 августа 1883 года положения Комитета Министров всякого рода здания для пользования публичного, допускаются на усмотрение не иначе как по утверждении планов оных Губернским строительным начальством». Затем требовалась подача прошения в Городскую Управу о разрешении строительства, бумаги с гербовым сбором об оплате определенных видов работ и т.д.

Столкнувшись с такого рода трудностями, в 1886 году Фогель представляет в городскую Управу проект цирка, согласованный в Губернском управлении. А городским властям объясняет, что будет строить театр, подает прошение об открытии его.

В сентябре 1887 года губернский инженер накладывает резолюцию на строительных бумагах со следующей пометкой: «Так как представлению Брестской городской управы за № 74 не приложено подлинного прошения домовладельца Арона Фогеля, дабы возможно было судить, оплачено ли оно было установленным гербовым сбором, а также не прислано другого экземпляра плана, то по этим причинам вопрос о постройке в саду летнего театра не может быть представлен к рассмотрению».

Как видим, речь идет о театре, а на деле строится цирк, внутренняя планировка которого была весьма удачно приспособлена для функции театра. Так, арена частично была занята зрительным залом, который вместе с ложами мог вместить 600 зрителей. Сцена могла трансформироваться то в эстраду, то в арену, то в подмостки. Наружные и внутренние конструкции были деревянными. Фасад напоминал огромный шатер цирка-шапито. Строительство, начатое в 1886 году, заканчивается, и 1 мая 1888 года антрепризой Северовой открывается новый летний театр.

Дошло до суда

Весной 1889 года строительством начинает интересоваться полиция. Видно, несоответствие построенного летнего театра поданным в Городскую Управу планам сильно разгневало городские власти. Гродненскому губернатору (Брест находился в составе Гродненской губернии) пишутся докладные записки с объяснением происходящих путаниц, и летом того же года брестский полицмейстер передает дела о строительстве в суд, на основании отхода существующей постройки от утвержденного плана. Проведение спектаклей запрещается.

Два года летний театр пустует. И лишь весной 1891 года дается разрешение к проведению спектаклей. В город приезжает театрально-опереточная труппа смоленского мещанина Н.А. Борисова. Полиция по-прежнему ведет наблюдение за деятельностью Фогеля и пишет рапорты, в одном из которых дается точное количество актеров труппы – 27 человек, количество представлений – 78, период проведения спектаклей – с 28 апреля по 1 сентября 1892 года.

И вновь гастроли

Несмотря на такого рода трудности, театральная жизнь Бреста продолжается и приносит сенсации. В мае 1896 года – гастроли товарищества артистов во главе с Мариусом Петипа (сыном знаменитого хореографа). 1899 – 10 спектаклей театра братьев Адельгейм. Летом 1900 года в город приезжает гигант русской сцены Мамонт Дальский.

Вереница неудач в денежных операциях, судебные разбирательства, связанные со строительством летнего театра, происходят в начале 90-х годов. Фогелю пришлось отказаться от аренды летнего сада, новым арендатором которого становится мещанка Шаповалова. Она решает реконструировать здание и заказывает в 1906 году проект губернскому инженеру путей сообщения Гарбузову. Театр начинает походить на веселый балаган, выполненный в модном течении псевдорусского стиля. Автор проекта расширяет фойе, пристраивает второй этаж, выносит вперед главный вход с тамбуром. Большой терем, окна которого украшены резными наличниками, по-доброму зазывает горожан на увлекательное представление, и новое поколение зрителей занимает места в зале, ожидая начала спектакля».

Юрий МАКАРЧУК
Четверг , 23 Мая , 2019   08 : 53

Лента новостей








Опрос