В отношении к бездомным животным произошел прорыв?

286 просмотров 0 комментариев

«Если вы вдруг поняли, что внутри вас живет огромное желание защищать тех, кто уязвим, обратите внимание на животных: они самые бесправные из всех живых существ. Зеленое насаждение в центре города находится под более надежной опекой, чем четвероногий питомец, выброшенный на улицу», - как-то подметила одна зоозащитница.

Автор фото: Юрий МАКАРЧУК
Общение с людьми, которые помогают животным, подтверждает истинность сказанного. И если это читается как упрек, то он касается каждого, кто имел возможность помочь, но почему-то прошел мимо. Тем более что помощь, разделенная на всех, не так тяжела, но при этом так уместна и благотворна, что спасает целую жизнь, и, возможно, даже не одну. Пристальное внимание к теме — наш кирпичик в общем здании благополучия, которое обязательно будет построено, если усилия совместны, а цель едина.

К разговору о братьях наших меньших, остающихся на улице, мы пригласили человека с активной жизненной позицией, волонтера и основателя группы «Защита прав животных. Брест» в социальных сетях Ирину Омельянчук.

— Хочу сразу спросить: как Вы это выдерживаете?

— Сама себе удивляюсь. Чтобы осилить груз, который ложится на плечи волонтера, каждый из добровольцев должен выстроить свою дистанцию в этой работе. Да, трудно. И среди наших девочек есть очень активные, которые в определенный момент просто не вынесли масштаба беды, с которой столкнулись…

— Получается замкнутый круг: нечувствительный человек этим не будет заниматься, а чувствительный — как долго он сможет продержаться? Что такое «эмоциональное выгорание» для волонтера, спасающего животных?

— Приведу пример. Наша группа «Вконтакте» — одна из самых активных в городе. Мы открыли ее стену для того, чтобы любой человек мог написать сюда о проблеме и получить мгновенный отклик. И вот девушка-волонтер, которая встречала по городу выброшенных котиков и собачек, искала им передержку, к тому же являлась админом и делала репосты, в какой-то момент просто не выдержала морально, и оставила эту работу.

Это и есть эмоциональное выгорание, связанное с ощущением бессилия. Так происходит, когда нет поддержки в семье, да ведь и быт никто не отменял: квартира не резиновая, кошелек не очень тугой.

— Почему люди, взявшие на себя эту физически и морально тяжелую задачу, получают так мало поддержки?

— Ответ надо искать в менталитете. Отношение к животным у нас имеет чисто утилитарный подход: если собака гавкает — она нужна, если кошка ловит мышей — пусть живет. Когда они становятся старыми, их выбрасывают на улицу как ненужную вещь, приплод уничтожают или вывозят в лес на верную гибель. Такой подход транслируется из поколения в поколение, и это мало кого волнует. И защитить бездомышей мы можем только по единственной 137-й статье Гражданского кодекса.

Но даже и по ней животные у нас не ценнее вещи. Однако убирать эту единственную норму, пока нет ничего более существенного для защиты животных, никак нельзя. Эта ссылка на закон для нас очень важна, и мы ей активно пользуемся, составляя договоры передачи и контролируя судьбы тех, кого мы пристраиваем.

В Беларуси есть ответственность за жестокое обращение с животными, по Кодексу об административных правонарушениях, и есть уголовная ответственность. Существуют реальные наказания по этим статьям. Но, к сожалению, пока эти статьи работают с большим трудом, и мы видим больше отписок на заявления о жестокости к животным. И наказание за такие преступления сравнительно мягкое. Эту меру надо ужесточить, в том числе снизить возраст ответственности из-за растущей детской жестокости.

— Давайте вернемся к началу: почему и когда Вы обратили внимание на проблему защиты и помощи нашим четвероногим друзьям?

— В основе любой волонтерской работы лежит неравнодушие и желание помочь. Системно заниматься этим начала семь лет назад. И это хороший путь как в смысле конкретной работы по спасению беззащитных жизней, так и опыта, знаний и определенных выводов. В 2012 году мы создали группу во «Вконтакте». Тогда я начала стучать во многие организации, чтобы обратить внимание на ситуацию, и это было нелегко.

Тогда же поняла, что в одиночку с этой бедой справиться невозможно и стала собирать единомышленников. Один из выводов, сделанный в тот момент: если мое участие в судьбе этих бедолаг заключается лишь в том, чтобы приютить бездомную кошечку, то этого бесконечно мало. Пришло понимание, что делать надо и можно намного больше.

— Что-то изменилось в плане условий и возможностей для содержания и передержки бездомных животных с тех пор?

— Новый участок на мусороперерабатывающем заводе, безусловно, шаг вперед. Подходы в работе здесь тоже радуют. Завод публикует на сайте фото котов и собак, которые у них содержатся, волонтеры в соцсетях ведут группы по пристраиванию животных. Налажено сотрудничество со СМИ для поиска новых хозяев.

Хорошее движение в этом направлении — работа частного приюта «Доброта». И всё же огромное количество выброшенных котов и собак еще остается на улице. Это большой пласт ответственной работы и цивилизованных решений, которые необходимо принять и выполнить, чтобы всем нам чувствовать себя хорошо.

— Можно ли разбудить горожан, глав предприятий и вместе решить проблему четвероногих скитальцев?

— Мое мнение прозвучит пессимистично. Почему? Возьмем ситуацию с подвалами, которые на зиму замуровывают, часто вместе с котятами, щенками и их мамами. Уже в октябре мне пишут о заточенных заживо кошачьих семействах, которых уже невозможно вызволить.

В России правительство подготовило проект постановления, которое обяжет управляющие компании держать открытыми окна в подвальные помещения многоквартирных домов для доступа беспризорных животных. Такая мера, по мнению законодателей, позволит поддерживать температурный режим и обеспечит гуманное отношение к животным, попавшим в подвал или техническое подполье. Почувствуйте разницу. Но есть и вторая сторона: сами люди не спешат воспользоваться теми инициативами, которые предоставляют город, зоозащитники и волонтеры.

И мы снова возвращаемся к нашему менталитету. Общество живет еще какими-то мифами, городскими легендами, и этоодна из причин, почему многие, например, отказываются стерилизовать своих питомцев, пополняя тем самым популяцию бездомных животных.

— Семь лет Вы в эпицентре проблемы. Есть ли какой-то прогресс в общественном восприятии ситуации с нашими бездомышами?
  
— Если такое условное понятие как «общественное сознание» не очень поворотливо, то когда ты приходишь в какую-то общественную организацию и в ряду других заявляешь сегодня вопрос «кошечек и собачек», то над тобой, по крайней мере, уже не смеются. Это вполне можно рассматривать, как прорыв.

— Почему волонтеры предпочитают не афишировать свою деятельность, вплоть до того, что подкармливают своих четвероногих друзей ночью?

— Да, этому есть много причин, от нетерпимости к животным и их защитникам до элементарной безответственности; когда узнают, что ты помогаешь, тебе просто подбрасывают своих ненужных питомцев и их приплод...

Такие люди думают, что волонтеры чем-то отличаются от неволонтеров и просто обязаны забрать всех выброшенных котов и собак себе и содержать их за собственный счет: кормить, лечить, стерилизовать. А ведь это так происходит, что сильно расстраивает.

— Ваша группа «Защита прав животных. Брест» существует только в соцсетях. Что мешает «развиртуализироваться»? Это помогло бы вам?

— Основная причина, по которой мы не можем «развиртуализироваться», — отсутствие юридического адреса. Подобный выход в оффлайн, конечно же, помог бы. Ведь сегодня по закону мы даже не имеем права напечатать и распространить листовки типа: «Не забудь забрать своего питомца с дачи на зимний период», «Заводя машину, загляни под капот».

Что еще необходимо, чтобы в обозримом будущем можно было написать: «вызов преодолен»?

—Прежде всего – это пристальное внимание на всех уровнях к проблеме и формирование ответственного сознания у наших граждан. И, конечно же, без доступной для широких масс стерилизации животных, без участия простых людей в помощи, без легализации передержек и предоставления прав волонтерам, без уважения к нашему труду сделать это будет сложно.

— В Узбекистане развернули проект, благодаря чему возле каждого отделения милиции появится «Кошкин дом». Стражи порядка и неравнодушные граждане будут помогать бездомным животным. Как Вы считаете, у нас такое возможно? Если у человека возникло желание помочь, что он реально может сделать?

— Есть много способов. Если вы можете забрать дворняжку к себе домой, заберите, даже если у вас уже есть питомцы. Не можете взять на ПМЖ — возьмите на передержку, пока не найдете ему дом. Нет и такой возможности — покормите. Доставьте, если нужно, четвероногого подопечного с куратором в ветклинику. Пишите посты о поиске дома для найденышей, делайте репосты, можете поддержать финансово.

У большинства волонтеров сегодня огромные задолженности перед клиниками за лечение подобранных котов и собак, помогите им — оплатите счета полностью или частично. На самом деле подмога животным может быть разной, главное — не быть равнодушным или озлобленным. Что касается домиков для животных хотя бы на зимний период, это прекрасный вариант, но у нас, как мне кажется, он застрянет на каком-нибудь этапе. Хоть верить, конечно же, надо в лучшее.

Беседовала Лилия ПРИСТРОМСКАЯ
Пятница , 06 Декабря , 2019   13 : 24
Лента новостей








Опрос