Брестская крепость приглашает утром 22 июня на реконструкцию начала войны

1296 просмотров 0 комментариев

В 5 утра 22 июня в крепости начнётся реконструкция первых часов войны с участием более 500 реконструкторов из разных стран.

Автор фото: Валерий ЦАПКОВ
А мы расскажем, как реконструкция готовилась и что остаётся вне поля зрения наблюдателей.

Организаторы и партнёры

Вот официальные организаторы, назовём поимённо: общественное объединение «Белорусский республиканский союз молодёжи», ОО «Военно - исторический клуб «Гарнизон» при поддержке обл- и горисполкома, Министерства обороны, 38-й бригады ВДВ, 111-й гвардейской артиллерийской бригады.

В этом году у реконструкторов появился логистический партнер – один из таксопарков при кодовом слове «Реконструкция» везёт участников от вокзала в лагерь и обратно по фиксированной цене.

А «братья по оружию» из Гродно в очередной раз подготовили памятные майки с логотипом реконструкции-2018, каждый год они разные, в продажу они поступили 19 июня.

Начальником штаба военно-исторического фестиваля традиционно стал второй секретарь горкома БРСМ Пётр Пицко. 19 июня с ним удалось свидеться в лагере, где готовились встречать реконструкторов из многих городов и стран. Он выходил из казармы, обустроенной внутри вала, где над входом значилось «Штаб». К уху был прижат телефон, за недолгие минуты общения ему постоянно кто-то звонил. На спине его чёрной майки было написано «Сапер: если видишь, что я бегу – старайся не отставать». В таком ритме и шла подготовительная работа последние два месяца. Краем глаза заметил, что вдоль казарм видны свежие вырубки растительности, а в окнах казарм – изображения вооруженных людей. В одном из лиц узнал Олега Гребенникова из ВИК «Гарнизон». Это добровольное историко-просветительское объединение людей неравнодушных, интересующихся и изучающих военную историю своего родного города и Брестской крепости.

Целая череда субботников

Субботники на Кобринском укреплении начались с зимы, как позволила погода.

С ухода из этого района артиллерийской бригады на 15 лет там накопилось много хлама, валы заросли. Военно-исторический клуб «Гарнизон» созывал добровольцев с бензопилами, топорами и секаторами на расчистку пространства. Работы хватало всем, организаторы поили чаем. Это был общий вклад в сохранение нашей крепости. По весне начали ремонт горжевой казармы, этим фортификационным термином называют помещения под валом. Перестилали полы, вставляли окна, прочищали вентиляционные каналы.

Нашли интересное решение взамен остекления – в оконных проёмах установили баннеры с изображением бойцов, идущих в бой. Эффект продолжающегося боя оказался сильным. На вопрос, кто придумал, Пётр ответил: «Я». Отличная идея, впечатляет.

Цель ремонтов была и практической - в этом году лагерь Красной Армии должен был разместиться здесь, в районе Молодежного патриотического центра. А «немцы» будут дислоцироваться на прежнем месте, в палаточном лагере на другом конце Кобринского укрепления и Северных ворот.

Патруль и фельджандармерия

По правилам военно-исторического фестиваля в нём принимают участие только военно-исторические клубы, подавшие предварительную заявку и получившие официальное приглашение организаторов. Заявки от частных лиц не принимаются. Требования организаторов к участникам фестиваля-2018 конкретны и жёстки. Заявки надо было подать до 30 апреля включительно, в них определиться, сколько личного состава намеревается прибыть и в качестве кого – РККА, гражданское население, Вермахт. Строго указывалось, что форма участников военно-исторических клубов должна соответствовать той, какой она была на лето 1941 года. Особо про дам: лица женского пола могли участвовать только в роли «членов семей комсостава», с «немецкой» стороны, даже в роли «фотокоров» - нет.

Тем, кто прошёл регистрацию и получил приглашение от «Гарнизона», гарантировалось место в лагере. Но там жесточайшая воинская дисциплина. По приезду – регистрация и выдача документов. В течение времени проживания в военно-историческом лагере участники должны соблюдать чистоту, порядок, требования воинских уставов соответствующих армий в части соблюдения дисциплины и формы одежды. А за порядком в лагере РККА следил комендантский взвод с его патрулями, в лагере немецкой армии - «фельджандармерия». Их обязанности были сходными: контроль за соблюдением правил, патрулирование военно-исторического лагеря, а при необходимости - меры дисциплинарного воздействия.

Категорически запрещалось появление участников мероприятия в униформе Вермахта на территории мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и в городе Бресте вне зон проведения фестиваля.

Никаких тёмных очков и пирсинга

Если во время реконструкции кто-то из участников выбьется из аутентичного вида – это смазывает всё впечатление, вызывает неуместный смех вместо вживания в эпоху. Поэтому требования к внешнему виду очень строги. Причёски участников должны соответствовать прическам 30х - 40-х годов ХХ века – «бокс», «полубокс», «полька», «под ноль». Прически участников женского пола также обязаны соответствовать эпохе 30-х - 40-х годов ХХ века. Волосы участников должны быть естественного цвета, непривычно окрашенные волосы или прически, не соответствующие периоду Второй мировой войны, к участию в фестивале не допускались.

Участники должны быть гладко выбриты. Ношение бороды и бакенбардов строевым составом не допускается. Усы разрешаются аккуратно постриженные.
У тех, кто носит очки, должны иметь оправы, соответствующие периоду 30-х-40-х годов ХХ века, темные очки не допускаются. Само собой, ношение серёг, пирсинга, а также других украшений на открытых частях тела не допускается. Разве что «немцам» можно было иметь перстни и обручальные кольца, но по одному на одной руке.

Что касается часов, допускались наручные или карманные часы 30-х - 40-х годов ХХ века или похожие на них по форме, размерам и стилю часы современного производства, без электронных калькуляторов, конечно. Весь этот перечень требований должен обеспечить цельность восприятия зрелища.

За день до начала

Взмыленный Пётр Пицко сидит за столом, кому-то втолковывает: «Зачем нам одеяла и подушки? Ведь все приедут со своими спальниками?!». При этом он так нелестно высказывается в адрес подушек, что словосочетание допустимо лишь в армейской среде. На столе перед ним три гильзы, на них имена. «Это награды от «Гарнизона» тем, кто помогал готовиться», - поясняет он.

За стенами помещения – палаточный лагерь, залитый солнечным светом. Палатки и казармы ещё пусты. «З-й полк» из Москвы, «Амурский рубеж», «Волжский рубеж», «Доблесть» из Латвии, «Защитник» из Одессы, «Литава» из Чехии и ещё десятки клубов ещё в пути…

Неподалёку группа школьников во главе со строгим усатым офицером в очках, это помогает в обустройстве лагеря известный в Бресте кадетский корпус. Обгоняет чёрный «Форд» тридцатых годов с современными российскими номерами, набитый советскими офицерами в довоенной форме… Прямо машина времени, как бы не попасть в параллельное пространство, чтобы в прошлое не засосало, ведь война – это не фестиваль.

Вспоминаются слова Сергея Смирнова, автора «Брестской кроепости»: «Имеем ли мы право забывать, чего стоили нам мир и свобода? Разве не было бы такое забвение предательством перед памятью павших воинов, перед горем безутешных матерей, одиноких вдов, осиротевших детей? Этого нельзя забывать во имя нашей упорной борьбы за мир, которая немыслима без горькой памяти о бедствиях минувшей войны».

Валерий ЦАПКОВ

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Понедельник , 17 Сентября , 2018   03 : 46

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос