Спасая жизни

809 просмотров 0 комментариев

Волнующие судьбы фронтовых медицинских сестер и военного врача предстали перед участниками традиционной конференции, посвященной героизму медработников в годы Великой Отечественной, в Брестской центральной поликлинике.
Собственно, в общепринятом понимании это была вовсе не конференция с присущими ей по статусу докладами на заданную тему, а задушевный рассказ о тех, кто мужественно, подчас рискуя собственной жизнью, спасал раненых солдат на передовой, вынося их с поля боя, и в тыловых госпиталях, делая перевязку, поднося глоток спасительной воды, писал за немощных раненых письма домой и любимым.
Открывая встречу, главный врач Брестской центральной поликлиники Николай Красовский отметил высокое значение героического подвига фронтовых врачей и медицинских сестер, или сестричек, как их ласково называли признательные им за свое спасение пациенты, и неиссякаемость этой темы.

Вот уже четыре года подряд такой волнующий разговор звучит накануне Праздника Победы и вызывает повышенный интерес у исследователей-повествователей, в том числе и юных. Для молодого поколения это уникальная возможность рассказать о своих героях или дать их биографию, а для присутствующих - послушать трогательные воспоминания из уст фронтовых медиков. Не могли оставить зал равнодушными короткие рассказы одиннадцатиклассников тринадцатой брестской средней школы Артема Мокшина и Антона Кошика о скромных героинях – простых брестчанках Екатерине Васильевне Глуховой и Надежде Романовне Олейниковой. Первая из них родилась в Пензенской области, училась в Саратовском медицинском институте, но война прервала учебу, и девушка пошла работать в эвакогоспиталь. Стирала бинты, ухаживала за ранеными, а затем были фронт и действующая армия – Сталинград, с которого начинался очень долгий путь в Берлин. После войны Катя восстанавливала в нашем городе детские сады. Вторая героиня рассказа юных исследователей после освобождения Бреста сначала работала нянечкой в женском госпитале, одну из благодарных пациенток которого много позже встретила в польском городе Лодзь.
Через еще больший срок на московской встрече ветеранов Великой Отечественной довелось встретить бывшего своего пациента Марии Петровне Рязанцевой. Узнав о том, что перед нею делегация красноярцев, она вспомнила, как на фронте перевязывала рану одному водителю-механику из Сибири. «Интересно, - спросила она, - помогла ли ему моя кровь»? Как будто в кино, оказалось, что этот человек – в составе делегации и не только прекрасно помнит заботливую медсестру, но и все тридцать пять лет искал ее, хотя не знал её фамилии, – для него она была просто Машей. Они встретились, переписывались. У обоих уже не было семей: у него умерла жена, а Мария Петровна осталась вдовой. Как в счастливом романе и таком же трогательном кинофильме, они соединились и прожили вместе 22 года, пока у него преждевременно не остановилось сердце. «Этот человек продлил мне жизнь», - отдает ему дань признательности героиня волнующего рассказа. Хотя почему только он? Ведь, как призналась, заканчивая свое лирическое повествование, Мария Петровна, он ей тоже сказал почти то же самое: «Если ты меня не спасешь во второй раз, я погибну».
Сейчас Мария Петровна одинока и, как можно было понять, в свои – да простит она меня за раскрытие тайны почтенного возраста женщины – 87 лет на зависть своим сверстникам и более молодым по-прежнему полна сил, энергична и готова сколько угодно делиться своими захватывающими воспоминаниями, как было на этой конференции.
- На войну я пошла добровольно и прошла фронтовыми дорогами до Германии через Украину и Молдову. Победа досталась нам очень тяжело: сколько на пути к ней погибло наших солдат, в том числе и моих товарищей, но скольким солдатам мы спасли жизни, скольких вернули в строй! Служила я в полевом хирургическом госпитале первой линии. Помню, как однажды шесть часов подряд пролежала в траве, которую устроившие за нашими бойцами охоту немецкие самолеты поливали свинцовым огнем. Много раз они пролетали очень низко над нами, помню, как полегли наши солдаты-новобранцы. А, когда воздушная атака закончилась, я обнаружила, что моя пилотка пробита пулями.
В такие переделки Мария Петровна волею обстоятельств попадала не однажды, и не счесть, сколько раз она была всего лишь на волосок от смерти. Как случилось, например, когда их госпиталь расквартировали в лесу. Однажды, после срочной эвакуации из-за неожиданного прорыва передовой немецкими войсками медсестре пришлось остаться одной со своими тяжелоранеными и неподвижными пациентами, которые нуждались в особом уходе. Они постоянно просили воды. Чтобы утолить их жажду, она, невзирая на грозящую опасность, отправилась набирать снег и, вернувшись, растопила его в печке. Но едва вышла из палатки, как услышала лай собак и немецкую речь. Гитлеровцы шли по направлению к палатке. К счастью, она была надежно замаскирована, и фашисты её не заметили. Спохватившись, что немцы могут обнаружить их маленький госпиталь по дыму от печки, она быстро погасила огонь и продолжала помогать раненым. У одного была очень высокая температура, он постоянно просил у матери прощения, словно предчувствуя свой конец. После его смерти Мария Петровна обнаружила не дописанные им письма маме и девушке.
Победу она встретила на окраине Берлина. Второго мая 1945-го вместе с подругами девушка мечтала о приближающейся мирной жизни, о том, кем они станут, сменив фронтовые гимнастерки на обычную гражданскую одежду. Но обращение в близкое будущее пришлось прервать – вернулись суровые будни завершающейся войны, и по просьбе хирурга Мария Петровна пошла давать свою кровь раненому советскому солдату, одному из тех, кто брал штурмом фашистское логово… Но кровь ему уже не помогла – он умер, всего неделю не дожив до такой желанной Победы.
- Все сотрудники госпиталей уважали и берегли друг друга, - говорит Рязанцева о фронтовом братстве, - ведь каждому приходилось нелегко, все сильно уставали от страшного перенапряжения, работая фактически без отдыха, особенно в дни больших сражений, каким была, например, битва на Курской дуге. Помню, как однажды я делала перевязку одному раненому и, когда оставалось обмотать бинтом его грудь всего один раз, я на какое-то время вдруг отключилась, а, очнувшись, продолжила перевязку. Вспоминаю, как однажды наступила ногой на немецкую противотанковую мину, и только чудом та не взорвалась. Я рассказываю сейчас об этих памятных мне эпизодах войны – и передо мною палатки госпиталей. Это всё отложилось в моей памяти. Случается, конечно, меланхолия иногда одолевает, приходят трудные минуты, но встречи, подобные этой, приносят мне только радость.
О столь же героической, сколь и трогательной, и трагической, но уже с новыми подробностями судьбе военного врача Бориса Маслова, как и ровно год назад, поведал на этой конференции заведующий филиалом мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Александр Коркотадзе. Заканчивая в мае прошлого года свой рассказ об этом малоизвестном талантливом военвраче, участнике боевых действий на озере Хасан и в финской войне, а потом и начальнике госпиталя в Брестской крепости, исследователь даже не подозревал, что ровно через год он поведает уже об остававшейся не раскрытой более полувека тайне трагической смерти Маслова в лагере, куда тот попал на 20 лет за якобы антисоветскую деятельность уже после войны, когда работал в украинском городе Ивано-Франковске, а этот неизвестный эпизод отныне перестанет быть «белым пятном» в удивительной и полной драматизма биографии Маслова. Присутствовавший на прошлогодней конференции журналист республиканской медицинской газеты рассказал на сайте о Маслове, но едва ли подозревал, что публикация в интернете неожиданно найдет своего адресата. Из Екатеринбурга откликнулся человек, который после войны сидел с Масловым в одном лагере и был свидетелем его убийства тем самым заключенным, неизлечимо больным туберкулезом, которого тот ранее перевел к себе в лагерную лечебницу для спасения от неминуемой гибели. Он и прислал свои воспоминания о последних минутах жизни бывшего военврача Маслова. Все они и легли в основу нового доклада «Военврач Маслов – тайна гибели раскрыта». Как показывают архивные документы, талантливый врач и руководитель госпиталя Маслов до начала войны совершенствовался как подающий большие надежды специалист в физиотерапии, преимущественно военных травм. До начала Великой Отечественной он получил назначение на должность начальника госпиталя в Брестской крепости, где лечил солдат, получивших ранения в частых предвоенных перестрелках на границе. Буквально за неделю до начала войны госпиталь начали переводить на новое место. Возможно, в спешке отдававшие такой приказ военные чины, к удивлению Маслова, буквально до мельчайших подробностей расписали процедуру вывоза медицинского и иного оборудования, но, странным образом, забыли указать, как перевозить раненых. Военврач лично исправляет эту оплошность и за два дня до войны успевает отправить на новое место дислокации госпиталя десятки пациентов. Но сам медик не успел эвакуироваться. Война застала его в крепости. С первых её часов военврач организовал в пороховом погребе укрытие для раненых, женщин и детей. 24 июня немцы обнаружили это место. Понимая, что их сейчас начнут забрасывать гранатами, Маслов вышел из укрытия и попал в плен, предотвратив неминуемую гибель укрывающихся. В одном из лагерей на окраине Бреста он спасал жизни раненым, помогал организовывать побеги заключенным, а 3 декабря бежал и сам. В 1943 году он ушел в партизанский отряд, который позже соединился с регулярными частями Красной Армии. Спустя два года Маслов обосновался на окраине Ивано-Франковска в тыловом госпитале. Творившиеся повсюду безобразия не могли понравиться этому во всем принципиальному человеку, и он начал бороться с ними и их носителями. На представлявшего им серьезную угрозу Маслова посыпались лживые доносы. Вскоре он был осужден, и только позже его реабилитировали.
К сожалению, исследователям неизвестна судьба его семьи, но они делают всё возможное, чтобы правда, пусть и суровая, об этом неординарном и простом солдате войны стала известна до конца. И было бы здорово, если бы на пятой такой же конференции ровно через год в стенах центральной поликлиники Александр Коркотадзе сказал слушателям: «Мы знаем почти всё о жизни и делах этого честного и мужественного человека и врача, спасшего не одну жизнь». И чтобы эти новые страницы дополнились столь же захватывающими рассказами о других фронтовых медиках. Для каждого из них есть место в истории той войны – и для каждого современного исследователя есть огромное поле для рассказа о спасавших жизни советским бойцам...
 

Автор: 40
Суббота , 16 Января , 2021   23 : 22
Лента новостей

Опрос