Каковы шансы популистов в политике Европы и не только

39 просмотров 0 комментариев

Согласно Конституции, единственный источник государственной власти и носитель суверенитета в Республике Беларусь – народ. Механизмы участия народа описаны и реализуются. Сходные подходы у многих стран. Однако не у всех политически активных граждан хватает знаний и умений, чтобы пользоваться этими механизмами.

И тогда на политическую арену выходит популизм – политика, апеллирующая к широким массам и обещающая им скорое и лёгкое решение острых социальных проблем. Популизм проявляется очень по-разному, причем не только у нас Бресте или в Беларуси, но и в соседних странах как постсоветского пространства, так и ЕС. На поверхности это может выглядеть как невыполнимые обещания населению, апелляция к «народной мудрости», которая правильнее знаний специалиста, попытками голосованием решить сложные вопросы экономики и политики.

Месяц назад российский Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) представил доклад «Современный технологический популизм. Игра в классики». По объёму это 84 листа, по названию его можно найти в Интернете. Попробуем читателей ознакомить с некоторыми выводами авторов и наиболее яркими примерами.

Яркие популисты проигрывают скучным технократам

Особенности современного популизма, делающие его привлекательным для избирателей, порождают негативные побочные эффекты. В результате большинство популистских лидеров и партий в первые же месяцы после прихода к власти теряют значительную долю поддержки, подвергаясь еще более жесткой критике со стороны «разгневанного избирателя», чем их предшественники. Популисты переходят для избирателя в «политический класс» и становятся источником разочарований.

«Разгневанный избиратель», голосующий за популистов, крайне редко готов выступить в пользу чего-то, зато легко поднимается «против». И часто – против всего нового. Протест – эта гражданская «война» против всего и вся – подогревается общим настроением и нередко становится сдерживающим фактором развития. В Европе популисты останавливают многие крупные проекты, прежде всего, в области инфраструктуры и промышленности.

Прямая демократия, в том числе электронная, часто приводит к «плохим решениям». Популистские лидеры легко манипулируют итогами референдумов. «Разгневанный избиратель» чаще склонен сказать «нет». Причем нередко это делается именно вопреки всем рациональным доводам системных политиков и экспертов, вопреки собственной выгоде гражданина. Так, в Европе на референдумах «прокатывали» и отмену обязательного призыва в армию, и увеличение отпусков, и сокращение числа депутатов и расходов на них. В случаях стратегических решений общественное мнение будет скорее склонно сохранить имеющиеся статус кво, привычное положение дел. Даже если на деле это фиксирует худшее из возможных состояний и мешает двигаться вперед.

Дилетантизм в политике, воспринимаемый избирателем как ценность, а не недостаток, как знак непринадлежности к «политическому классу», на практике оборачивается банальной некомпетентностью. Опыт популистов у власти показывает, что даже отлаженный предшественниками механизм может быстро прийти в негодность в результате некомпетентных решений людей без опыта. Сложная же экономическая ситуация, которая создает условия для прихода популистов к власти, ставит перед ними почти невыполнимые управленческие задачи. В результате яркие популисты начинают проигрывать в глазах своих избирателей на следующем шаге скучным, но четким технократам.

Популисты, обвиняющие истеблишмент в коррумпированности, непотизме, закрытости и авторитаризме, после избрания сами оказываются подвержены этим «болезням».Низкая договороспособность, фиксация на лидерстве порождают неспособность компенсировать дилетантизм за счет создания сильной команды.

Европа: чаще голосуют «против»

Любая инициатива в части развития промышленности и инфраструктуры, реализации масштабных проектов представляется «пустой тратой» общественных финансов. Тот же эффект демонстрирует и статистика референдумов в Европе, как страновых, так и общеевропейских. Все чаще побеждает ответ «нет». В этом плане «нет» Евросоюзу – Брекзит – и даже «нет» Испании в Каталонии – вполне укладываются в общую тенденцию. В европейских референдумах вместе с популизмом поднимается доля голосования «против» на референдумах. Так, на референдумах по вопросам Европейского союза с 1951 года до наших дней в 70 процентах случаев выигрывало «да», но начиная с 2005 года в 7 из 12 случаев – «нет».

Швейцария известна своими традициями прямой демократии, в том числе и электронной, за которую так ратуют гуру современного популизма. С 2011 года по настоящее время в Швейцарии прошли национальные референдумы по 65 вопросам и гражданским инициативам (вроде «российской общественной инициативы»). Лишь в 25 случаях победило «да» и в 40 – «нет». Причем среди проваленных на швейцарских референдумах можно встретить такие инициативы, как «шесть недель отпуска для всех»; отмена обязательного военного призыва; поэтапный отказ от атомной энергетики; «справедливая
заработная плата» – предлагалось, чтобы в одной компании никто не мог за год получать меньше, чем получает за месяц наиболее высокооплачиваемый менеджер; определение минимальной заработной платы; развитие экологичной ресурсосберегающей экономики.

Новички не справляются с городским хозяйством

«Лучше коррумпированное, чем несостоятельное», – так оценила итальянская телеведущая Илария Д‘Амико, жена тогдашнего капитана «Ювентуса» Джанлуиджи Буффона, результаты работы мэра-популиста Кьяры Аппендио. Сегодня государственное и муниципальное управление – это далеко не политическая, общественная деятельность, а довольно специализированный род управления, требующий опыта и особых компетенций.
Дилетантизм в политике, воспринимаемый избирателем как ценность, а не недостаток, как знак неотравленности нормами традиционного «политического класса», на практике оборачивается банальной некомпетентностью.

Самые наглядные примеры представляет Италия и мэры-популисты, победившие на выборах в Риме и Турине. Неопытность и некомпетентность нового мэра горожане почувствовали на своей ежедневной жизни. И уже через год после выборов 7 из 10 римлян готовы были отправить Вирджинию Раджи в отставку. Вот как описывали итоги первого года на посту Раджи местные СМИ: «Пожар, потоп, улицы, полные мусора с переполненными баками и пирующими крысами, сомнения вокруг стадиона «Ромы» и состава правительства, сгоревший автобус и чуть не прогоревшая городская транспортная компания, арестованный по обвинению в коррупции глава администрации, дороги в выбоинах и остановка в работе транспорта – ничего не миновало мэра».

С серьезными управленческими проблемами столкнулась и 33-летняя Кьяра Аппендино в Турине. Руководство огромным городом с населением более 800 тысяч человек, который покинуло градообразующее предприятие «Фиат», крупный работодатель и налогоплательщик, формирует серьезные вызовы. Здесь не было таких серьезных проблем, как в Риме (транспорт работает, улицы убраны), но жители, голосовавшие за Аппендино, говорят, что «есть ощущение, что городом больше не управляют».

Горожане, поддержавшие в том числе и экологическую программу Аппендино, в результате оказались заложниками ее нелепой реализации. Борьба за чистый воздух стала отравлять жизнь туринцев, когда советник по экологии Алберто Униа стал перекрывать движение в городе в любое время и в любом месте. В результате даже подвоз продуктов в магазины оказался на грани срыва. Обещая бороться с загрязнением воздуха, Аппендино решила ввести платный въезд в город. Что, в свою очередь, вызвало опасения бизнесменов. Их гнев и недоверие Аппендино только увеличила, когда не пришла на встречу, созванную для обсуждения последствий платного въезда: вместо этого пришли ее заместители. Бизнесмен и президент одного из центральных районов Турина рассказал об обстановке, в которой проходила встреча: «Люди были в бешенстве. Я никогда не видел такого водораздела между представителями администрации и жителями. Отсутствие опыта, но еще и невежество, которое идет к этому в комплекте. Они предлагают свои решения и думают, что правы, но им нужно слушать людей и давать им надежду, что они работают для их будущего».

В результате яркие популисты начинают проигрывать в глазах своих избирателей на следующем шаге скучным, но четким технократам.

* * *
В обзоре приводится ряд примеров, когда популисты, обвиняющие предшественников в коррумпированности, закрытости и авторитаризме, после избрания сами оказываются подвержены этим «болезням». Перечислять города и имена не будем, чтобы не получить упрёка в предвзятости. Отметим лишь, что российские эксперты в своих исследованиях опирались на события последних лет в Италии, Испании, Франции и других странах. Но прошедший сентябрь продемонстрировал, как густо на популизме замешаны выборы и в ряде городов России, например, в дальневосточном Приморье.

Заметим, что российские исследователи выделяют несколько волн популизма, отводя каждой 20-25 лет: послевоенный антикоммунистический откат, левый популизм почти по всей Европе с 60-х, популизм национальной гордости и самоопределения с конца 80-х и нынешний «технологический» – приблизительно с 2005 года. Мы как раз на гребне этой волны, которая неизбежно спадёт.

Попытаемся извлечь урок из опыта западных и восточных соседей, с которыми нас связывают неизменно дружеские и деловые отношения. Первый – просчёты в управлении возбуждают популистов, которые обещают избирателям простые решения. Второй – с приходом к власти популистов дела становятся хуже и возникает спрос на скучных профессионалов. И третье – в решении сложных технических вопросов «народное мнение» избегает принятия решений, даже в ущерб себе, консервируя сложившееся положение дел.

По материалам ЭИСИ Зигмунд КОЛОСОВСКИЙ

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Пятница , 16 Ноября , 2018   00 : 07

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос