Брест-Литовская грусть Третьяковской галереи

88 просмотров 0 комментариев

Великолепна, едва ли не магична объединённость истории Бреста со  многими значительными событиями искусства. Об одном из таких событий – рассказ  сегодня.

С 1842-го по 1854 годы в Бресте-Литовске существовал созданный по указу Николая I Кадетский корпус. В 1854 году он переведен в Москву. Это было среднее военно-учебное заведение закрытого типа для подготовки дворянских детей к военной службе. Многие из выпускников корпуса сыграли значительную роль в служении обществу. Среди них – уроженец Минщины Аполлинарий Горавский (1833-1900), ставший известным живописцем. Он обучался в корпусе с 1845-го по 1851-й годы, то есть шесть дет: с 12 до 18 лет своей жизни.

Этот кадет проявил недюжинные художнические способности. Их заметил и развил один из преподавателей корпуса – полковник Михаил Бенуа, который был большим знатоком и ценителем живописи. Он заинтересовал работами одарённого подростка своего брата – выдающегося Санкт-Петербургского архитектора Николая Бенуа. Тот разделил восторг брата и во время своих частых поездок к нему в город над Бугом преподал юному Аполлинарию основы художественной грамоты. Больше того: он подготовил талантливого юношу к поступлению в Академию художеств. А Михаил Бенуа, как вспоминал позднее Аполлинарий Горавский, в 1851 году привёз питомца в Петербург и “… через его старания попал я в Академию пенсионером”. Пенсионерами называли тогда студентов, обучающихся за счёт государства.

В дальнейшем бывший Брест-Литовский кадет много учился и успешно работал. В 1856 году произошло знаковое событие: Аполлинарий Гиляриевич познакомился и на долгие годы подружился с купцом Павлом Третьяковым – создателем всемирно известной галереи. Дружба обернулась великолепным творческим сотрудничеством: подбирая картины,Третьяков постоянно советовался с Горавским.

Размышляя над фактами, изложенными выше, прежде всего задаёшь себе один, важнейший в данном случае, вопрос: “На чём основывались советы живописца Третьякову?” Руководствовался Аполлинарий Гиляриевич только понятиями о профессиональном мастерстве художников или же искал в картинах высоту духовности и сердечное содержание истории? Наверное, и то, и другое. Но что было в этом величественном отборе определяющим? Какие эстетические представления навеяли Горавскому время и, в частности, тогдашние Брест-Литовск и Брестчина вообще? Какие мысли и чувства в нём, талантливом пейзажисте, родила белорусская природа – просветлённо-грустная и внутренне победительная, гармоничная?

Так какие же? В поисках ответа обратимся к нашей современности, к песне Александры Пахмутовой и Николая Добронравова: “Заповедный напев, заповедная даль, свет хрустальной зари, свет, над миром встающий. Мне понятна твоя вековая печаль, Беловежская пуща…” Вечные слова… Так вот какие мысли и чувства могли прийти в душу Аполлинарию Горавскому, а от него – Павлу Третьякову и таким образом определить собою душевную интонацию знаменитой галереи.

Каждое лето Брестский кадетский корпус по распоряжению императора Николая I, кстати, очень увлечённого искусствами, выезжал в лагерь в километрах десяти от города. Кадетов окружали тогда дремучие леса. Они-то и оказывались “учителями” юного художника. Верится в то, что Аполлинарий действительно ощущал ту самую печаль, которая сегодня звучит в песне о Беловежской пуще. Вглядимся в одну из его позднейших, “послекадетских” работ: в картину “На родине” (1860). На ней представлен весьма прозаический мотив: просёлочная дорога, мокрая и грязная от дождя. Чувствуется и тоска автора, и его бесконечная любовь ко всему этому грустному и вдохновенному миру. Образно говоря, не говорила ли устами Горавского с Третьяковым действительность белорусской, брест-литовской природы?

А как воспринимала природу русская поэзия тех лет? В 1843 году появилось стихотворение Ивана Тургенева” В дороге”, ставшее романсом: ”Утро туманное, утро седое, Нивы печальные, снегом покрытые…”. Родство белорусской и русской культур… Не звучал ли этот романс в Брестском кадетском корпусе? Не вдохновляло ли стихотворение Тургенева художническую фантазию пейзажиста Аполлинария Горавского и собирателя галереи Павла Третьякова? Не был ли знаком с романсом “Утро туманное” мастер пейзажа Иван Шишкин, создававший тогда некоторые из своих работ в Беловежской пуще?..

История – творение Господне. Люди различают видимые связи земные, но не в силах постичь глубину и таинственность связей внутренних. Задумаемся над явлениями и именами: Брестский кадетский корпус, Аполлинарий Горавский, император Николай I, братья Бенуа, Павел Третьяков, Иван Тургенев, Иван Шишкин, нивы печальные и дремучие леса тогдашней Брестчины… И мы, сегодняшние, благодарно замолкающие перед чарами родной природы, величием старинного Бреста и заповедными напевами Третьяковской галереи. Какое во всём этом счастье! Какое неизмеримое богатство! Низкий поклон тебе, родная земля!

Василий ВОВЧЕНКО

Среда , 17 Апреля , 2019   21 : 57

Лента новостей








Опрос