Яблоки Веры Глаголевой

179 просмотров 0 комментариев

Не так давно, 16 августа, умерла эта актриса, оставившая заметный след в кино. Размышляя о том, кто и что  оставляет после себя, вспомнил, что она приезжала в Брест.

Это было осенью 2006 года, в Бресте проходил кинофестиваль. Она только что отсняла картину «Чертово колесо», свой режиссерский дебют. Как вспоминают очевидцы, держалась она довольно скромно, когда выступала перед брестчанами, извиняющимся голосом сказала, что ей неловко, что зрителям пришлось прийти в столь плохую погоду.
Порывшись в интернете, с сожалением обнаружил, что на сайтах местных газет не осталось и следа о том событии. То ли сайты обновляют, то ли архивы не хранят. Даже подумалось, а что останется от нас, если не будет бумажных газет и библиотек?

А после захотелось пересмотреть какое-либо кино с её участием. Поисковик сразу выдал, что на ю-тубе есть фильм «Выйти замуж за капитана». Замечательный фильм, как не вспомнить его… В год его выхода на экраны, в 1986 году, я служил в Литве и помню, какой гул одобрения проносился по полковому клубу, когда героиня Веры Глаголевой на секунду мелькала в кадре с обнаженной грудью во время купания.

Дальше по сюжету была сцена, которая тогда интереса не вызвала, а сейчас – зацепила. Итак, по заданию сатирического отдела газеты она едет в колхоз, где выращенные яблоки гниют и их скармливают свиньям. Задание сложное, потому как наверняка председателю колхоза такой репортаж не понравится. Это и понятно – все газеты в то время были государственными, и за критической статьей часто шли организационные выводы с наказаниями. Капитан пограничных войск, который случайно сопровождает журналистку, помогает ей по-военному организовать информационный налёт.
- У нас есть только три минуты, и хорошо, если у председателя нет рации, - поставил задачу он. Увы, рация у председателя была и начинается погоня. Капитан предусмотрительно забирает и прячет фотоплёнку, на которой компрометирующие кадры, как колхозные свиньи пожирают яблоки. Отловив машину с журналисткой и капитаном, председатель везёт их на переговоры в правление. И тут-то оказывается, что там же находится журналист, которому велели сделать красивый репортаж из того же места.

- Я от сатирического отдела, – говорит героиня Веры Глаголевой.
- А я о передовом хозяйстве, - отвечает конкурент, имеющий к тому же влияние на журналистку.
- Один приехал хвалить, другой – ругать, - с горечью говорит председатель и выкладывает суть дела. - Призывали растить сады, а хранилища не построили.
Уже при возвращении в город между журналисткой и капитаном возникает спор, что делать с компроматом. Журналистка решила засветить плёнку, а пограничник, которого играет Виктор Проскурин, сурово говорит:
- Меня учили так: не знаешь, как поступить – поступай по закону. Почему здесь должно быть по-другому?
Журналистка же отвечает молчанием на этот вопрос, почему пресса приукрашивает события…

На этом размышлении я задумался о яблоках. Бегло навёл справки, где снимался фильм, откуда фактура – гнилые яблоки? Хоть и снимал «Ленфильм», местом многих съёмок этого фильма был Днепропетровск, практически - климатический регион Бреста. Судя по тому, что погода при съемках фильма еще позволяла купаться, а яблоки уже созревали, скорее всего, это была вторая половина августа – время, близкое к Яблочному Спасу. То есть по круглогодичному циклу календаря оно совпадало с нашим теперешним.
После этого стал вспоминать, а были ли в магазинах в то время яблоки круглый год? Или всё же гнили? И почему председателю забыли сказать, что нужно не только сады разбивать, но и строить хранилища под яблоки?

Попытки понять тему привели к тому, что строительство хранилищ – не такое простое дело, особенно в те времена. Это ведь не просто склад. Чтобы остановить процессы окисления в яблоке, нужно понизить температуру в хранилище, увеличить влажность, убрать из газовой смеси кислород да ещё добавить углекислый газ.
Да, такой объем работ не каждому колхозу по силам. Вложишь деньги, а гарантирует ли кто-то стабильные продажи? Сады, хранение и реализация должны быть связаны в прочную цепочку.
На момент съёмки фильма американская компания «Доу кемикл» ещё не разработала и не выпустила на рынок препарат, содержащий 1-метилциклопропен, который подавляет в яблоке процесс выработки этилена. Коротко скажем, что использование этого препарата позволяет хранить яблоки на несколько месяцев дольше.

К приезду Веры Глаголевой в Брест в 2006 году этот препарат уже вовсю использовался в США и Западной Европе. Добрался он к тому времени и до Польши, которая в то время уже вышла на второе место в Европе по производству фруктов. На те годы как раз пришелся бум перевозок польских яблок через Брест в Россию, многие, как говорят, «поднялись» на этом потоке.
А что было потом? А потом и в Беларуси зарегистрировали российский аналог чудодейственного вещества под названием «Фотомаг», который не даёт яблочкам портиться.
Со временем и сады разбили, изучили опыт польских садоводов по многократной химической обработке яблок в процессе созревания, даже хранилища велели строить. Вроде бы всё делается правильно, но на Яблочный спас прилавки торговых сетей по-прежнему были заполнены импортными яблоками.

Вот они, вечные ценности, как художественные, так и экономические. Больше тридцати лет, как вышел тот фильм, а вопрос насчёт яблок по-прежнему актуален. Вот такие не очень весёлые мысли возникли после ухода хорошей актрисы и просмотра лучшего её фильма.

Валерий ЦАПКОВ

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Пятница , 22 , 2017   11 : 34

ОНЛАЙН-ГАЗЕТА

Лента новостей
Опрос