Полет нормальный! Авиадиспетчер из Бреста о себе, небе и пассажирах

33 просмотра 0 комментариев

На неделе отмечали День авиадиспетчера. Каково им работать рассказал Игорь Кушнир.

Брестчанин Игорь Кушнир - работник «Аэрофлота», бывший ведущий «Утреннего эспрессо» на «Беларусь 4» и просто хороший человек. Он поведал нам о своей профессии.

– Перед интервью Вы оговорились, что являетесь авиадиспетчером, но другого толка. Это как? Расскажите о самой профессии, какие бывают диспетчеры и что конкретно делаете Вы?

–Те, кого в народе принято называть авиадиспетчерами – это ребята, которые сидят на вышке и контролируют движение воздушного судна, как по территории комплекса аэропорта, так и в небе. Эти диспетчеры, в свою очередь, тоже делятся на категории: кто-то отвечает за малую авиацию, кто-то за этапы взлета и рулежки, некоторые исключительно за посадку.

Второй же вид – это как раз-таки моя специальность – диспетчер по организации авиационных пассажирских перевозок. С нас, в принципе, начинается знакомство пассажира с авиакомпанией, ведь работа диспетчера фактически начинается со стойки регистрации. Там находится либо он, либо агент.

Агент – это должность ниже диспетчера, и обычно они занимаются исключительно регистрацией пассажира. Мы же контролируем работу всех агентов, а также находимся на других точках: трап, перрон, груз, почта – осуществляем контроль. Мы можем работать в VIP-зале аэропорта, в этом случае нас «привязывают» к определенному пассажиру. Посадка, регистрация, паспортный контроль – все эти пункты VIPы проходят с нашей помощью.

Точно так же мы помогаем детям, летящим без сопровождения, маломобильным группам населения. Мы должны сделать так, чтобы все пассажиры остались довольны перелетом. Все сразу вспоминают о стюардах и стюардессах, но на самом деле первые, кого видят пассажиры, – это мы. Диспетчеры решают все вопросы: как перед полетом, так и после. Трансфер, поиск места, иные вопросы – все к нам. Бывает, что мы поднимаемся на борт, так как бортпроводник не справляется.

– Что самое трудное в такой работе?

– Физическая активность и контроль. Очень много времени мы проводим на ногах, а территория аэропорта большая. Зачастую, когда проходим контроли безопасности, нас проверяют скрупулезнее, чем пассажиров. Допустим, чтобы в Национальном аэропорту мне можно было выйти на летное поле, нужно пройти три досмотра. Точно так же три досмотра я буду проходить, когда буду идти обратно. Причем мой путь будет занимать метров 100. График работы тоже нелегкий: день-ночь, далее отсыпной-выходной.

––Часто ли Вы сами летаете?

–В рамках работы я часто бываю на борту судна, но не летаю. А вообще, с учетом того, что я работаю на «Аэрофлот», я довольно часто летаю в Москву в качестве пассажира на обучение и переподготовку.

– Какие самолеты тяжелее всего обслуживать?

– Наш департамент следит за наземными службами во время обслуживания авиатранспорта. Им занимаются исключительно техники компании, которой принадлежит воздушное судно, либо техники аэропорта, если брать заправку. А вообще, я бы сказал, чем больше самолет, тем больше пассажиропоток и тем сложнее он в обслуживании.

– Какие есть стереотипы о Вашей профессии?

– «Небо – это романтика». Нет, нет и нет! Нет там романтики, это тяжелая работа и большая ответственность. Также существует стереотип, что в гражданской авиации можно работать только с высшим образованием. Тоже нет: на базовые должности, начиная с агента по обслуживанию, не обязательно иметь вышку. Хватит и среднего. Даже в стюардессы и в стюарды.

Еще считают, что если нам не нравится пассажир, то мы посадим его на плохое место. Нет, мы действуем в рамках локальных, государственных нормативных актов. Нашу работу контролируют достаточно много организаций. Инструкции, по которым мы следуем, в первую очередь защищают вас.

– Где учат Вашей профессии и где учились Вы?

–В Беларуси можно получить профессию авиадиспетчера – того, который сидит в вышке. Отучиться можно в Белорусской государственной академии авиации. Оттуда выпускается весь инженерный и весь технический состав. Я поступал по указанию своего руководства в авиатранспортный колледж Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации.

– Что бесит авиадиспетчера?

– Бесят не люди, а «кадры». Попадаются такие, которые не понимают твою сферу деятельности и неуместно «деловые». Начиная с ругани из-за перевеса, заканчивая распределением мест на борту. Бесит, когда в последний момент по каким-либо причинам рейсу заменяют самолет на самолет с меньшим количеством мест. То есть сесть должны были 260 человек, а сядут только 240. И куда девать остальных — хороший вопрос. И это же не наша вина, а вина авиакомпании. Многие начинают злиться, ругаться, нервничать.

– Были ли курьезные случаи на работе?

– Запомнилась женщина, которая летела с ребенком. Она очень хотела пронести коляску на борт, а по нашим правилам этого делать категорически нельзя. Женщина пошла искать свою коляску, сдирала багажные наклейки. Почему-то много проблем возникает именно с женщинами.

– О чем Вам нельзя говорить?

– Есть множество вещей, которые нам запрещено упоминать. Это регулируют нормативные корпоративные акты. Мы подписываем документы о неразглашении. Доходит до того, что даже маме или подруге сказать нельзя.

– Что нельзя сотруднику авиакомпании?

– Нам запрещено на рабочем месте носить гражданскую одежду, находиться в неадекватном состоянии, разглашать то, что запрещено, выносить что-то с рабочих мест или с судна. Самое популярное, что пассажиры воруют с бортов, – карты безопасности. Это буквально Мекка для туристов. Это карточка, в которой продублировано то, что вам говорит бортпроводник в начале полета о безопасном перелете. Причем старые карточки коллекционируют, и стоят они сумасшедших денег. Примерно от 200 тысяч российских рублей и до бесконечности.

– Какие бонусы положены вам по работе?

– Бесплатный разгрузной транспорт. После успешного года работы на компанию – это скидки на перелеты, плюс раз в год мы можем получить билеты туда-обратно в отпуск, и мы можем перевозить членов своей семьи со скидкой. Нас обеспечивают формой, столовая в аэропорту.

– Если бы не эта профессия? То какая?

– Наверное, ушел бы плавать на туристических лайнерах. Вообще, не задавался таким вопросом, ведь, начиная с 2016-го, все мое время занимает авиация. Может, потом поменяю сферу деятельности, но я уверен, что ничего не принесет мне такого же удовольствия.



Василина БУЦКЕВИЧ
Четверг , 26 Ноября , 2020   06 : 51
Лента новостей

Опрос