Есть ли смысл добывать янтарь на Брестчине?

864 просмотра 0 комментариев

О янтаре Брестчины  сейчас уже знают все – от «черных копателей» и частных предпринимателей до официальных представителей государственных структур и крупных бизнесменов. И всех без исключения интересует ,  где и как можно его добыть и как в дальнейшем выгоднее продать или изготовить из «солнечного камня»  дорогостоящие ювелирные украшения. Цели, в общем-то, правильные. Но только вот пути их реализации, на мой взгляд, сомнительные: без геологов-профессионалов и проведения детальных геологоразведочных работ проблема янтаря  Брестчины обречена на неудачу.  Такое безрадостное утверждение  я, как автор заявки на открытие месторождения янтаря под Кобрином и Жабинкой, могу обосновать  аргументировано. Но сначала немного истории.

А история «солнечного камня» в нашей стране тянется непрерывной временной нитью от древних племен, обитавших на берегах полесских рек и озер, до настоящего времени. Причем необработанные кусочки янтаря встречаются на палеолитических стоянках, возраст которых превышает 12-13 тысяч лет. В более поздних погребениях, начиная с эпохи мезолита, находят уже обработанные фрагменты янтаря – бусины, пуговицы, серьги, фигурки животных и людей…

Созданная в Брестском пединституте студенческая научно-исследовательская группа в начале 80-х годов прошлого столетия только в Брестской области обнаружила больше трех десятков янтаропроявлений в отложениях антропогенового возраста. Поскольку янтарь считался практически единственным видом камнесамоцветного сырья в республике, детальное изучение особенностей его свойств, состава и распространения, а на их основе решение вопросов происхождения и запасов янтаря, позволило нам в дальнейшем целенаправленно планировать все работы, в том числе и учебно-научные. Были опубликованы статьи и доклады, которые легли в основу по составленным нами картам и разрезам заявки на проведение на участке Гатча в Жабинковском районе полномасштабных геологоразведочных работ. Их Министерство геологии СССР поручило специализированному тресту «Западкварцсамоцветы, курировавшему площади Украины, Белоруссии и Молдавии. Дальнейшие работы на этой перспективной площади проводили белорусские специалисты научно-производственного объединения «БелГео». Так, на самом разведанном торфяном массиве «Гатча» площадью более 3000 гектаров янтарь был отмечен в зоне контакта мергелистых и сапропелевых глин с разнозернистыми песками с галькой и гравием, залегающими непосредственно под торфяниками на глубине 2-5 метров. Запасы янтаря в центральной части массива по категории С2 составляют 25 тонн при среднем содержании 34.1 г/м3. Общие ресурсы янтаря составляют 327 тонн. Для сравнения замечу, что это меньше годовой добычи всемирно известного Калининградского янтарного комбината в России. И это должны знать те, кто строит грандиозные планы по будущему обогащению янтарем.

Детальное изучение палеографии кайнозойских отложений, в которых также отмечается янтарь, показало их сходность с условиями образования янтаря Прибалтики и Приднепровья Украины. А это значит, что в Беларуси можно ожидать обнаружение еще более существенных скоплений «лучистого камня».
Проведенные нами исследования, отраженные в трех книгах-монографиях и многочисленных научных и научно-популярных статьях, показали, что наш янтарь характеризуется отличными технологическими особенностями – шлифуется, полируется, мелкие обломки хорошо прессуются. Изготовленные ювелирные изделия – бусы, кулоны, вставки для колец и сережек, броши, браслеты, ожерелья – соответствуют международным технологическим стандартам и практически ничем не отличаются от соответствующих изделий Калининградского янтарного комбината и производителей из стран Балтии, Польши и Германии. При этом цветовая гамма белорусского янтаря включает в себя красно-коричневые, буро-красные, желто-коричневые, желто-оранжевые, светло-желтые, медово-желтые, золотисто-желтые, светло-коричневые, восковые и бело-матовые разности. Особенно декоративны переходные разности, наличие в одном образце до 3–5 оттенков разного цвета, включения одного вида янтаря в другом и инклюзы в янтаре растительного и животного происхождения. Особую красоту нашему янтарю добавляют прозрачность и блеск – стеклянный, жирный или матово-восковой. Единственный минус – очень малы разведанные запасы.

Так когда же белорусы увидят ювелирные изделия из собственного янтаря? Или по-прежнему будем платить втридорога за янтарь калининградский или украинский? Думаю, что все эти вопросы решаемы.

Сейчас подсчитанные геологами запасы янтаря находятся… под водой. Разведанный участок после выемки из него торфа был затоплен грунтовыми водами. Сейчас огромная площадь месторождения постепенно заболачивается и превратилась в свое первозданное состояние. В центральной части массива плавают утки и другая водоплавающая живность. Зарастающие берега стали излюбленным местом рыболовов. И уже сейчас, если мы хотим добыть янтарь на всей площади торфяного массива, надо обустраивать огромное водохранилище с помощью постоянной работы земснаряда. При этом не нужно будет тратить огромные деньги на поиски янтаря с помощью бурения, распространенного здесь крайне неравномерно за счет многократного воздействия водно-ледниковых потоков антропогенного времени. Выгода от этого проекта-предложения очевидна: здесь огромные запасы пресной воды и зона активного отдыха для жителей Бреста и близлежащих городов и сел, а также сохранение и увеличение рабочих мест на перепрофилированном Гатча-Осовском торфоперерабатывающем предприятии. Это и создание своего собственного производства и даже организация рыбного хозяйства, которое уже сейчас на небольших водоемах дает приличный доход. Прибавьте к этому строительство на берегах будущего брестского моря лечебных здравниц наподобие тех, что успешно функционируют на соседних украинских Шацких озерах, где в качестве лечебных грязей еще в советские времена использовали торф и сапропель Брестчины. Впрочем, это уже дело предпринимателей, производственников и бизнесменов.
Недалеко от будущего брестского моря, рядом с деревнями Каташи и Хидры Кобринского района, при добыче песка для строительства олимпийской трассы Брест-Москва на площади около 30 га было открыто в 1980 году с помощью всего лишь одного земснаряда огромное водохранилище. Оно до сих пор остается местом отдыха не только для жителей Кобрина окрестных деревень – сюда часто приезжают отдыхать брестчане. Значит, опыт подобного рода работ в области есть. Его надо только задействовать. Кстати, и здесь работа земснаряда помогала нашим студентам из научно-исследовательской группы собирать много прекрасных образцов янтаря, по которым впоследствии писали отличные научные и курсовые работы, защищали дипломы и производственные отчеты.
…Плещутся огромные волны брестского моря. Загорая на янтарно-песчаных пляжах, мы с гордостью сможем сказать, что сохранили для себя, наших детей и внуков не только удивительный и неповторимы по своей красоте янтарь. Но еще и создали не менее удивительное и неповторимое огромное искусственное море с березово-сосновыми берегами.
Так что есть ли смысл добывать янтарь на Брестчине? По большому счету – да!

Альберт БОГДАСАРОВ, профессор,
действительный член Белорусского географического общества

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Вторник , 20 Ноября , 2018   01 : 06

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос