Почему 3 июля – день независимости

464 просмотра 0 комментариев

Все государства, как и люди, имеют свои дни рождения.  Для отсчёта берут даты революций, военных побед, провозглашений и деклараций.

Автор фото: sb.by
У Беларуси это дата особенная.

Точка восстановления

Бывает, компьютер «виснет». Причины могут быть разными: ошибка пользователя, перегрелось что-то, вирус. Испытанный способ лечения – возврат операционной системы к точке восстановления, которая, как крепость, хранит всё необходимое. По аналогии у каждого государства должны быть такие «точки» в исторической памяти, которые дают духовную опору и являются фундаментом, на котором строится вся государственная жизнь. Для Беларуси такой сильной точкой стало 3 июля – День Независимости, или День Республики. В ряду из пяти государственных праздников у него особое место.

Развод – не праздник

До конца 1996 года День Независимости праздновали 27 июля, в день принятия Декларации о суверенитете в 1990-м. В то время я служил в учебной дивизии ВДВ в Литве, в местечке Рукла, там теперь дислоцируются военные НАТО и лагерь для беженцев из далёких стран. В начале того года на строевом плацу установили высокие стенды с текстом гимна СССР, весь полк каждый вечер на построении его исполнял. Пели нестройно – в воздухе носилось что-то тревожное. Уже объявила о своей независимости Литва, это воспринималось с некоторым удивлением, но и с пониманием. А когда 12 июня 1990 года РСФСР приняла декларацию о государственном суверенитете – вот это было нечто другое. Одно дело, когда маленькая Эстония заявляет о выходе из СССР, но когда об этом заявляет РСФСР… Военные парад суверенитетов воспринимали с недоумением.

Вот на таком фоне в десятой из 15 советских республик 27 июля 1990 года Верховный совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Деваться было некуда.

Восторг испытывали лишь романтики, которых звали тени и образы из прошлого и смутные конструкции будущего. Дальше страна вошла в полосу хаоса, хотя некоторые считают, что это неизбежно при переходе от одного порядка к другому. Государственная машина Беларуси начала восстанавливаться с избранием президентом Александра Лукашенко.

А в 1996 году он вынес на обсуждение в ходе республиканского референдума вопрос о переносе дня независимости на 3 июля – день освобождения Минска в 1944 году от фашистов. Инициативу главы государства поддержало большинство участников плебисцита – 88,18 процента.

Так и получилось, что Беларусь стала единственной из бывших советских республик, чей день независимости не привязан к распаду СССР. Этим уже можно гордиться.

А были другие варианты?

Психологи давно заметили, что каждый человек находит в своей биографии знаковые события, представляющие ядро его личности, по которым он вычерчивает линию своего поведения. Так же выстраиваются судьбы государств.

С 27 июля мы уже разобрались – это достойная исторической памяти дата, её нужно знать каждому школьнику, и желательно с предысторией. Но сильной точкой, на которую можно опереться, её вряд ли можно считать. А были другие варианты? Пропустим пока дату освобождения Минска и заглянем в более далёкое прошлое – нет ли там чего-то такого, способного сплотить всех граждан Беларуси.

На поверхности дата 25 марта, когда в 1918 году провозгласили БНР. Это тоже веха нашей истории, которую нужно знать. Но является ли она той самой сильной точкой для формирования сплочённой политической нации? На проспекте Машерова в Бресте на одном из зданий и сейчас висит мемориальная доска, на которой написано, что здесь в 30-х годах подпольщики издавали литературу на пяти языках. А первый герб БССР был с девизом на четырёх языках: белорусском, русском, польском и идише. То есть идея построения национального государства в то время не могла увлечь всех, БНР оказалась нежизнеспособным политическим проектом, как и многие подобные в те годы.

В зарубежной политологии спор, что лучше – national state или state national, как мне кажется, уже решён: государство формирует политическую нацию. Впрочем, есть и другие примеры, когда государство создаётся гражданами конкретной национальности. Хороший пример – Польша, будем следить за её судьбой. На неудачные не будем показывать пальцами.

Пить надо меньше

Заглянем с осторожностью в глубь веков, хотя это рискованно. Своей историей принято восхищаться, не вникая в детали: она «своя», или мы просто живём на этой территории, где происходили определённые события. Всегда есть риск впасть в чрезмерное восхищение и начать пускать розовые пузыри. Ошибки предков тоже надо знать, чтобы наступать на грабли не стало национальной традицией.

Восхищаясь эпохой ВКЛ, величественными замками и произведениями искусства, надо задаваться вопросом: а куда всё делось? В ряду отрезвляющих источников есть труд Михалона Литвина, то ли дипломата, то ли посланника, но определённо критически мыслящего человека. Его записки изданы в Базеле в 1615 году, а написаны в середине предыдущего столетия. В Интернете они есть – просто один абзац, который рвёт сердце: «И наши предки также избегали иноземных яств и напитков; трезвые и воздержные, они полагали всю славу в военном деле, все удовольствие в оружии, конях, большом количестве слуг и вообще во всем, что проявляло твердость и храбрость, необходимые для успешного ведения войны. Они не только отражали нападения соседних народов, но раздвинули свои пределы от одного моря до другого и враги называли их «Храбрая Литва». Теперь же в городах литовских самые многочисленные заводы — это бровары и винницы. Литовцы возят с собою пиво и водку и в военные походы и даже тогда, когда съезжаются, чтобы присутствовать при богослужении. Они так привыкают к этим напиткам дома, что если во время похода случится пить воду, они, вследствие непривычки, гибнут от поноса и дизентерии. Крестьяне, не радея о земледелии, собираются в корчмах, пьянствуют там день и ночь, забавляясь пляскою ученых медведей под звуки волынки. Растратив таким образом свои средства, они испытывают голод и затем обращаются к воровству и разбою».

В общем, пустили по ветру своё государство… Невесело такое читать, но, если мы хотим построить прочное государство, это надо знать. Школьникам, быть может, такое не рассказывать, пусть восхищаются нашим прошлым, а вот собрался на государственную службу – изволь под роспись изучить тему разложения государственной дисциплины.

Листая страницы позднейшей истории, я наткнулся на документ под названием «Инструкция дворян Брестского воеводства, отправляемым депутатами на избирательный сейм», 1661 год. 31-м пунктом идёт требование: «О подтверждении, или возобновлении закона, известного под названием: Lex sumpruaria, – так как вследствие роскоши купцов, ремесленников, и даже деревенщины, позволяющей себе ходить в шляхтецких платьях и шубах, цены на товары поднялись до невероятной степени». Вот было же у людей Магдебургское право – а на что разменивались, чего от короля просили… Документ можно найти в Интернете: ищите «Акты Брестского городского суда», том 3, страница 376, и вам откроется старый Брест без гламура. Текст исполнен на польском языке… невольно подумалось, куда заведут нас гранты от ЕС через сто лет, кому мы будем писать челобитные в 22-м веке.

Сломали хребет нацизму

Самая сильная точка, на которую может опереться наш народ, – освобождение Минска в 1944 году и уничтожение «минского котла». В былые годы, когда в живых было ещё много участников тех сражений, про эти страницы истории говорили так часто, что это замылилось и стало общим местом. После сражений под Минском немецкий вермахт больше не мог восстановиться, как это ему удавалось в два предыдущих года. Были разгромлены основные силы группы армий «Центр», которые ещё недавно стояли у Москвы. Вслед за Минской операцией началась Белостокская, и 28 июля последним из областных городов СССР освободили Брест. За победу в операции заплачена высокая цена: безвозвратные потери 2-го Белорусского фронта с 23 июня по 29 августа 1944 года составили 26 315 человек, санитарные – 91 421 человек.

Для нас та победа имеет и другое значение – были объединены искусственно разделённые земли белорусского народа. Беларусь в нынешних её границах – наследница той победы. Это сильная точка для исторической памяти, с неё началось восстановление страны. А с 1945 года мы стали членом ООН – это тоже может быть аргументом в спорах, от какой даты отсчитывать свою нынешнюю государственность. Искусственное приписывание столетий или даже тысячелетий – сомнительное дело, современников не цепляет.

Идеология сильного государства

Таким образом, можно признать, что выстраивание государственной идеологии от освобождения Минска было правильным решением, основанным на исторической памяти и преемственности поколений. Это отметает как имперскую ностальгию, так и национальный раздрай.
Так что 3 Июля – хороший праздник, давайте радоваться, но ничего не забывать.

Валерий ЦАПКОВ



Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Понедельник , 17 Сентября , 2018   16 : 15

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос