Запах крови

409 просмотров

Саммит в Варшаве показал главное: перспектив для смягчения международной напряжённости не предвидится. Как минимум два образа мышления продолжают господствовать на мировой арене и пессимистические прогнозы продолжают главенствовать. Когда-то, в СССР, был популярен лозунг «Два мира – два образа жизни». Конечно, имелось в виду, что наш образ – самый правильный и счастливый. А на той стороне всё плохо, загнивает и т.д. Но при всей сусловской безнадёжности этого сопоставления была в нём своя неумолимая правда: до сих пор сохраняются разные типы мышления, разное понимание перспектив, разное понимание того, что происходит вокруг нас.

Дискуссия, которую вели в Варшаве политики, главы государств, приглашённые высказаться крупные политологи (как говорится, «на полях» встречи) не была одномерной. Кто-то выражал надежду, что надо вести диалог между западом и Россией, причём основываясь на общих ценностях. Кто-то говорил, что таких ценностей не существует вовсе, а страшный восточный монстр используют либеральные разговоры для того, чтобы откусить побольше – и территорий, и ментального, политического пространства. Все «выражали опасения» по поводу возможной эскалации конфликта, но никто толком не предложил решения, как этой эскалации можно избежать. Формула, которая была озвучена на встрече глав государств, членов НАТО, была казуистически безукоризненной: НАТО протягивает руку России, но при этом размещает четыре батальона в странах Прибалтики и Польше. То есть, мир на кончиках штыков? И, никто не сомневается, что эти четыре батальона – менее всего некая бутафория, нечто временное. Это, очевидно, очередной шаг в «железной поступи» батальонов НАТО.

Вот ведь вопрос: а почему эти два типа мышления господствуют достаточно долго, причём речь ведь не идёт исключительно о ХХ и нынешнем веке. Почему взаимопонимания достичь не удаётся? Почему краткая эра пиетета перед либеральными или, как их ещё называют, «общечеловеческими» ценностями закончилась ничем? «Виновата» экономика, нефть, деньги, идеологии, засевшие в Кремле «грушники» и «фсбэшники»? Кто-то даже посчитал в Варшаве, что их там, около 80 процентов правящей элиты. Отсюда и византийское лукавство, и желание пострелять. Думается, что все эти факторы можно учитывать, но носят они всё же второстепенный характер. И «црушников» в Вашингтоне, очевидно, не меньше во власти, и «фбровцы» в фаворе. Дело совершенно в другом: разной философии жизни, разном историческом опыте, разном типе ментальностей (православие). Напрашивается известная аналогия между борьбой в давние времена Рима и Карфагена. Нынешние «ястребы» в кругу НАТО сильно напоминают сенатора Катона-старшего, который все свои речи в римском сенате заканчивал одним и тем же: «Карфаген должен быть разрушен». Он говорил это даже тогда, когда Карфаген был обессилен войнами, потерпел ряд поражений и был готов к компромиссу. Но нет – Карфаген должен быть разрушен, так оно и случилось. Нынче часто приводят сопоставления военных потенциалов России и Запада для того, чтобы убедиться: Запад несоизмеримо сильнее, НАТО превосходит соответствующие структуры «не врага» по всем параметрам, кроме, ядерного. Но кого-то успокаивает эта констатация? В итоге господствует максима: не понимаю, боюсь, поэтому готов к любым действиям.

В том-то и дело, что в основе противоречий, набирающих конфронтационную остроту, разное понимание приоритетов. С одной стороны – несокрушимость закона, права человека как главный базис развития общества, личность. Со стороны другой – правда, как высшая истина, моральный кодекс (при всех издержках), коллективизм. Этот ряд несложно продолжить, но предпочтительнее обратиться ещё к одной аналогии, соперничеству между Римом и Византией. Там всё закончилось очень плохо для Византии, и эти параллели греют сердце политиков, рассчитывающих на победу и в нынешнем споре. Но важно напомнить, какой нынче век на дворе и чем будут воевать нынешние бойцы. Это ведь не стенобитные машины и архимедовские сооружения, забрасывающие горшки со зловонным содержимым за крепостные стены. Ни у кого нет ощущения края, пропасти, обрыва? Конечно же, есть, и многочисленные трезвые люди говорят об этом как на дипломатических раутах, так и на улицах. Получается, однако, что господствует ожесточение, господствует стремление настоять на своей правде, получается, исторический опыт интерпретируется в соответствии с национальными фобиями, а об объективности (хоть в какой-то степени) можно забыть.

Результаты саммита удовлетворили её организаторов. И пряник был продемонстрирован, и бронированный кулак сформирован. Всё в духе маккиавеллистской дипломатии. Чего ожидать дальше? Смены власти в России? Что народ отступит от исторических и моральных принципов и согласится с новациями в духе западноевропейских либералов? Что в Смоленске и в Калининграде испугаются натовских батальонов? Нет такого чувства, нет такой уверенности. Да и сами натовские стратеги это прекрасно понимают. Стоит ждать нового витка напряжённости, усиления пропагандистской «ажитации», начнут ещё громче и резче звучать патриотические лозунги. Но факт: фактически батальоны уже в Прибалтике и Польше. Куда они пойдут дальше – вот вопрос.
И последняя историческая аналогия. Германская военная машина была несоизмеримо мощнее советской военной машины. Наполеоновское нашествие собрало под свои знамёна всё те же несоизмеримые по сравнению с Российской империей силы. Чем всё это закончилось, тоже хорошо известно. Не всё решает «сопоставление потенциалов», далеко не всегда давление приводит к нужным результатам, война вообще вещь фатальная не только для тех, на кого нападают. И слово «судьба» здесь не будет лишним. Никому не нужна кровь, но тех, кто хочет почувствовать её запах, достаточно много. Надо бы их остановить, пока плохо не стало всем.

Борис ЛЕПЕШКО

Четверг , 21 Июня , 2018   15 : 26

До 1000-летия Бреста осталось
Лента новостей








Опрос